Джеймс Олдридж - Правдивая история Лилли Стьюбек

Правдивая история Лилли Стьюбек

3.9
3 хотят послушать 10 рецензий
7 часов 34 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Остроумный, насмешливый роман, в котором Джеймс Олдридж обыгрывает на свой лад классические штампы и викторианской "трогательной" литературы, и "романа воспитания" XVIII века, и типичной "австралийской" прозы, с ее сильным местным колоритом. Увлекательная история нищей девчонки из то ли цыганской, то ли просто воровской семьи, удочеренной богатыми скваттерами и променявшей впоследствии богатство и роскошь на свободу вольной жизни, забавляет и восхищает, а ее героиня, этот Гекльберри Финн в юбке, не однажды называлась критиками символом национального австралийского характера. Доп. информация: Прочитано по изданию: журнал "Иностранная литература" N12, 1985г.

Лучшая рецензияпоказать все
Znatok написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Беги Лилли, беги

Почему раньше писали лучше чем сейчас? Сразу вспоминается анекдот:

— Деда, а когда лучше жилось: сейчас или при Сталине?
— Ну, дык, ента, при Сталине конечно!
— А почему, деда?
— Ну так, внучек, при Сталине...

а нецензурный конец анекдота можете сами нагуглить:) Рискну предположить, что раньше каждое исправление стоило листа бумаги, которая была отнюдь не дешева, поэтому писатели старались сразу писать так, чтобы и исправлять не пришлось. Конечно сохранилось много черновиков и исправления были, но, если сравнивать с современными авторами, которые одним движением пальца могут удалить любую часть текста, а вторым внести необходимые правки... С появлением компьютеров писатели разленились и уже не стараются писать на века. Что ни говорите, а раньше писали лучше!
О чём это я? Ах да! Роман Олдриджа мне понравился, ему самую малость не хватило до , не возникло ощущения, что захочу перечитать историю о Лилли Стьюбек, но, если это вдруг произойдёт, то и оценку придётся повысить. Произведение представляет собой типичный роман воспитания, хотя заявлено, что автор иронизирует над викторианской "трогательной" литературой, "романом воспитания" и типичной «австралийской» прозой, я заметил не так уж много иронии. Ну выставил автор трусы символом независимости

— Все девочки ходят в школу в панталонах, — твердо сказала мисс Дэлглиш.
— А я не хочу и всё равно буду ходить в своих трусах, — не сдавалась Лилли.
— Ты нарушаешь правила!
— Нет! — упорствовала девочка.
— Я тебя накажу, Лилли.
Лилли по привычке вспомнила о щипках, укусах и тумаках, которыми награждали её в доме на Мысу, хотя и догадывалась, что вряд ли стоит ожидать трепки от мисс Дэлглиш.
— Как? — спросила она у своей покровительницы.
— Не разрешу купаться в реке.
Лилли понимала, что этого ей запретить никто не может.
— Я буду носить трусики, — повторила Лилли.
Мисс Дэлглиш пошла на компромисс: она отвела Лилли в магазин мистера Уильямса и купила ей чёрные трусы, после чего среди школьниц даже установилась своеобразная мода — они стали носить трусы вместо форменных панталон, хотя без тугих резинок чулки теперь частенько сползали.

, да и вообще, эти "трусики" часто встречаются в тексте, может, это что-то из детства писателя? Ещё старина Зигмунд говорил, что детский опыт влияет на всю жизнь, неосознанно, но влияет, может, "трусики" - это то самое "неосознанное" из детства? Что ещё остроумного в тексте? А ничего, только преувеличение детских проблем и вышеуказанный элемент гардероба!
Давайте рассмотрим произведение, забыв о плохом чувстве юмора Олдриджа и отнесёмся к роману серьёзно. Тут всё хорошо. Автор показывает маленький австралийский городок, где есть один очень богатый пожилой джентльмен с престарелой дочерью - этакие монархи городка, несколько богатых семейств - приближённые ко двору и остальные, которые раскрыв рот смотрят на этих богатеев. Но тут, в этом герметичном аквариуме появляется планктон - большое семейство нищих кочевников, очень похожих на цыган и баламутит застоявшуюся воду оседлой жизни городка. Дети этих недоцыган не ходят в школу, их школа - это улица, они побираются и тащат всё что плохо лежит, беря пример со своих родителей. Вот это уже кое-что, прослеживается влияние семьи и родителей на отдельно взятого ребёнка. И становится понятно, что только в отрыве от таких родственников у ребёнка есть шанс вырасти достойным человеком. И такой шанс появляется у Лилли - младшей дочери Стьюбеков.
Вспоминается история, которую любит рассказывать моя мама, а ей эту историю рассказала её мама, короче, семейное предание. По соседству с моей бабушкой жил молодой военный, из довольно обеспеченной семьи и угораздило его взять в жёны цыганку, но, любовь зла, полюбишь и Мирелу. Так вот, приходит этот военный однажды домой и видит через окно, что его жена ходит с протянутой рукой, из одного угла комнаты в другой (рифма получилась:) Оказалось, что ей опостылела роль домашней хозяйки и захотелось вспомнить юность, а чтобы не позорить мужа, она просила милостыню у кукол, которых расставила по углам комнаты. Вот такая история, которая отражает внутренний мир главной героини, превыше всего ценящей свободу и не желающей отказываться от старых привычек, даже попав в богатый дом. Лилли напомнила мне Розу, нет не Розу Марену и даже не одноимённый цветок, а Розу Гарсия из старого мыла. Только красавчика Рикардо в книге нет, есть только боящаяся одинокой старости миллионерша, которая выкупает девочку у родителей и заставляет её посещать школу. Но Лилли, что тот Колобок, она бежит от жестоких родителей, от богатства, образования и, в первую очередь, от самой себя. И бежит так быстро, что иногда догоняет себя, но потом снова обгоняет и бежит дальше. Немного улыбнуло, что появление таких маргиналов, автор списывает на Великий кризис, безработицу и безденежье. Вот что значит баба на троне, мужик бы сказал "денег нет, но вы держитесь". И все бы решили, что кризис, безработица и безденежье - это в порядке вещей:)
И где тут смеяться? Когда девочка угрожает ножом старшекласснику? Или, когда героине хотят ампутировать ногу? Наверное, ржать нужно, когда богачи ставят капкан, а в него попадает маленький мальчик, который, гонимый голодом, залезает в их курятник. Да уж, обхохочешься! Дети, вздрагивающие при каждом взгляде отца и привыкшие к тому, что их постоянно избивают, не располагают к веселью. Уже в детстве Лилли потеряла веру в добро и во взрослых, и привыкла полагаться только на себя. А жизнь в особняке за забором не для неё. И, раз некому её выкрасть вместе с забором, то она сама убежит и никакие заборы свободе не помеха!
Гуманизм, вот та белая нить, которой прошит этот чёрный роман (цыгане, грязь, нищета, чёрный цвет тут подходит больше других). А когда шьют белым по чёрному, то хорошего ждать не приходиться. Спросите хоть у того афроамериканца, которого зашили белыми нитками:) Так что с гуманизмом? Да, человек тут во главе стола и человеческая жизнь, самое ценное, что может быть. Но какая от этого польза, если человеку на это плевать? Он отворачивается от руки кормящего и вытирается об...

Увлекшись едой, Лилли перепачкала пальцы и, не обращая внимания на чистую салфетку, положенную моей мамой рядом с прибором, откинула подол платья и вытерла руки о трусы.

Написано в рамках книгоигр: Долгая прогулка 2019" и "Кот в мешке"

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
2 слушателей
0 отзывов


Znatok написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Беги Лилли, беги

Почему раньше писали лучше чем сейчас? Сразу вспоминается анекдот:

— Деда, а когда лучше жилось: сейчас или при Сталине?
— Ну, дык, ента, при Сталине конечно!
— А почему, деда?
— Ну так, внучек, при Сталине...

а нецензурный конец анекдота можете сами нагуглить:) Рискну предположить, что раньше каждое исправление стоило листа бумаги, которая была отнюдь не дешева, поэтому писатели старались сразу писать так, чтобы и исправлять не пришлось. Конечно сохранилось много черновиков и исправления были, но, если сравнивать с современными авторами, которые одним движением пальца могут удалить любую часть текста, а вторым внести необходимые правки... С появлением компьютеров писатели разленились и уже не стараются писать на века. Что ни говорите, а раньше писали лучше!
О чём это я? Ах да! Роман Олдриджа мне понравился, ему самую малость не хватило до , не возникло ощущения, что захочу перечитать историю о Лилли Стьюбек, но, если это вдруг произойдёт, то и оценку придётся повысить. Произведение представляет собой типичный роман воспитания, хотя заявлено, что автор иронизирует над викторианской "трогательной" литературой, "романом воспитания" и типичной «австралийской» прозой, я заметил не так уж много иронии. Ну выставил автор трусы символом независимости

— Все девочки ходят в школу в панталонах, — твердо сказала мисс Дэлглиш.
— А я не хочу и всё равно буду ходить в своих трусах, — не сдавалась Лилли.
— Ты нарушаешь правила!
— Нет! — упорствовала девочка.
— Я тебя накажу, Лилли.
Лилли по привычке вспомнила о щипках, укусах и тумаках, которыми награждали её в доме на Мысу, хотя и догадывалась, что вряд ли стоит ожидать трепки от мисс Дэлглиш.
— Как? — спросила она у своей покровительницы.
— Не разрешу купаться в реке.
Лилли понимала, что этого ей запретить никто не может.
— Я буду носить трусики, — повторила Лилли.
Мисс Дэлглиш пошла на компромисс: она отвела Лилли в магазин мистера Уильямса и купила ей чёрные трусы, после чего среди школьниц даже установилась своеобразная мода — они стали носить трусы вместо форменных панталон, хотя без тугих резинок чулки теперь частенько сползали.

, да и вообще, эти "трусики" часто встречаются в тексте, может, это что-то из детства писателя? Ещё старина Зигмунд говорил, что детский опыт влияет на всю жизнь, неосознанно, но влияет, может, "трусики" - это то самое "неосознанное" из детства? Что ещё остроумного в тексте? А ничего, только преувеличение детских проблем и вышеуказанный элемент гардероба!
Давайте рассмотрим произведение, забыв о плохом чувстве юмора Олдриджа и отнесёмся к роману серьёзно. Тут всё хорошо. Автор показывает маленький австралийский городок, где есть один очень богатый пожилой джентльмен с престарелой дочерью - этакие монархи городка, несколько богатых семейств - приближённые ко двору и остальные, которые раскрыв рот смотрят на этих богатеев. Но тут, в этом герметичном аквариуме появляется планктон - большое семейство нищих кочевников, очень похожих на цыган и баламутит застоявшуюся воду оседлой жизни городка. Дети этих недоцыган не ходят в школу, их школа - это улица, они побираются и тащат всё что плохо лежит, беря пример со своих родителей. Вот это уже кое-что, прослеживается влияние семьи и родителей на отдельно взятого ребёнка. И становится понятно, что только в отрыве от таких родственников у ребёнка есть шанс вырасти достойным человеком. И такой шанс появляется у Лилли - младшей дочери Стьюбеков.
Вспоминается история, которую любит рассказывать моя мама, а ей эту историю рассказала её мама, короче, семейное предание. По соседству с моей бабушкой жил молодой военный, из довольно обеспеченной семьи и угораздило его взять в жёны цыганку, но, любовь зла, полюбишь и Мирелу. Так вот, приходит этот военный однажды домой и видит через окно, что его жена ходит с протянутой рукой, из одного угла комнаты в другой (рифма получилась:) Оказалось, что ей опостылела роль домашней хозяйки и захотелось вспомнить юность, а чтобы не позорить мужа, она просила милостыню у кукол, которых расставила по углам комнаты. Вот такая история, которая отражает внутренний мир главной героини, превыше всего ценящей свободу и не желающей отказываться от старых привычек, даже попав в богатый дом. Лилли напомнила мне Розу, нет не Розу Марену и даже не одноимённый цветок, а Розу Гарсия из старого мыла. Только красавчика Рикардо в книге нет, есть только боящаяся одинокой старости миллионерша, которая выкупает девочку у родителей и заставляет её посещать школу. Но Лилли, что тот Колобок, она бежит от жестоких родителей, от богатства, образования и, в первую очередь, от самой себя. И бежит так быстро, что иногда догоняет себя, но потом снова обгоняет и бежит дальше. Немного улыбнуло, что появление таких маргиналов, автор списывает на Великий кризис, безработицу и безденежье. Вот что значит баба на троне, мужик бы сказал "денег нет, но вы держитесь". И все бы решили, что кризис, безработица и безденежье - это в порядке вещей:)
И где тут смеяться? Когда девочка угрожает ножом старшекласснику? Или, когда героине хотят ампутировать ногу? Наверное, ржать нужно, когда богачи ставят капкан, а в него попадает маленький мальчик, который, гонимый голодом, залезает в их курятник. Да уж, обхохочешься! Дети, вздрагивающие при каждом взгляде отца и привыкшие к тому, что их постоянно избивают, не располагают к веселью. Уже в детстве Лилли потеряла веру в добро и во взрослых, и привыкла полагаться только на себя. А жизнь в особняке за забором не для неё. И, раз некому её выкрасть вместе с забором, то она сама убежит и никакие заборы свободе не помеха!
Гуманизм, вот та белая нить, которой прошит этот чёрный роман (цыгане, грязь, нищета, чёрный цвет тут подходит больше других). А когда шьют белым по чёрному, то хорошего ждать не приходиться. Спросите хоть у того афроамериканца, которого зашили белыми нитками:) Так что с гуманизмом? Да, человек тут во главе стола и человеческая жизнь, самое ценное, что может быть. Но какая от этого польза, если человеку на это плевать? Он отворачивается от руки кормящего и вытирается об...

Увлекшись едой, Лилли перепачкала пальцы и, не обращая внимания на чистую салфетку, положенную моей мамой рядом с прибором, откинула подол платья и вытерла руки о трусы.

Написано в рамках книгоигр: Долгая прогулка 2019" и "Кот в мешке"

Penelopa2 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сколько раз рассерженные читатели ругались на редакторов за невразумительные аннотации к книгам! И ладно бы, про слабенький романчик писали бы "сногсшибательный блокбастер!", тут все понятно, не обманешь - не продашь!
Но на этот раз у меня возник практически стопроцентный разлад с казалось бы объективными словами
Итак:

Остроумный, насмешливый роман, в котором Джеймс Олдридж обыгрывает на свой лад классические штампы и викторианской "трогательной" литературы, и "романа воспитания" XVIII века, и типичной "австралийской" прозы, с ее сильным местным колоритом.
Увлекательная история нищей девчонки из то ли цыганской, то ли просто воровской, деклассированной семьи, удочеренной богатыми скваттерами и променявшей впоследствии богатство и роскошь на свободу вольной жизни, забавляет и восхищает, а ее героиня, этот Гекльберри Финн в юбке, не однажды называлась критиками символом национального австралийского характера.

Остроумный, насмешливый роман - это вряд ли. Ни особого остроумия, ни тонкой насмешки в романе нет, все предельно серьезно

Увлекательная история нищей девчонки - большая натяжка. В моем понимании истории увлекательна, если читатель не может оторваться, томимый желанием узнать, чем же все закончится. История складная, но изложена достаточно монотонно, и книгу спокойно можно отложить на пару дней, а потом вернуться.

из то ли цыганской, то ли просто воровской, деклассированной семьи - непонятно, почему возникло такое сомнение, автор с самого начала пишет, что

Моя мама вспоминала, что Стьюбеки прикатили к нам, как цыгане, но они не принадлежали к этому бродячему племени, хотя у всех были вьющиеся волосы, дерзкие глаза и шоколадная кожа. Они походили на чужестранцев, и, казалось, жизнь в неведомых краях наложила на них свой отпечаток. И говорили Стьюбеки порой не как настоящие австралийцы.

Самая обыкновенная семья бродяг с минимальными моральными принципами, а бродяги - да они во всех странах одинаковые.

Удочеренной богатыми скваттерами - для чего понадобилось использовать слово скваттер (сквоттер?), если современное привычное значение - люди, самовольно захватывающие пустующие здания, в самом же романе миссис Дэлглиш никто не обвинял в захвате земли при колонизации Австралии, так что откуда у нее богатство - мы можем только догадываться. Есть другое, типично австралийское значение слова - скотовод-арендатор, но уж чем-чем, а скотоводством высокочтимая леди не занималась.

Променявшей впоследствии богатство и роскошь на свободу вольной жизни - и с этим не соглашусь. Вынужденное возвращение Лилли к вернувшейся в город больной матери связано лишь с высоким уровнем ответственности, который всегда был присущ этой девушке, но отнюдь не с каким-то особенным свободолюбием.

Ее героиня, этот Гекльберри Финн в юбке - ну если любых детей из семей люмпенов называть Гекльберри Финном, то само понятие "Гек Финн" скоро обесценится. Замкнутая, немногословная, сдержанная как сжатая пружина Лилли Стьюбек ничем не напоминает раскованное вольное дитя Миссисипи. Тяга к независимости - так она присуща вообще каждому человеку. Нельзя же сравнивать героев только по внешним приметам
Или имелось в виду, что в одном случае беспризорного парня взяла на воспитание вдова Дуглас, а здесь - вдова Дэлглиш? Да уж, сравнение на пять!

Называлась критиками символом национального австралийского характера - а это вообще слова ни о чем. Я бы скорее миссис Дэлглиш назвала символом австралийского характера, с непоказной глубоко спрятанной добротой, с упрямством, с умением скрывать и сдерживать боль, со своими принципами. А что у Лилли кроме оглушающего, просто ослиного упрямства? Пожалуй, только ответственность за родных. Если уж они снова здесь и если больше некому - она возьмет эту обузу на себя. Без лишнего шума и треска. Но зато если с ней случится неприятность, она с удивительным пофигизмом будет игнорировать ее, пока не окажется на грани смерти и в результате заставит остальных вертеться вокруг нее, став еще большей обузой. Что проще, сходить к врачу или полгода страдать и мучить окружающих угрозой гангрены и ампутации? И это символ австралийского характера?

Джеймс Олдридж обыгрывает на свой лад классические штампы и викторианской "трогательной" литературы, и "романа воспитания" XVIII века, и типичной "австралийской" прозы, с ее сильным местным колоритом - а вот тут, пожалуй, самое интересное. История, рассказанная автором настолько обыденна, убедительная и реалистично рассказана, что на ее фоне пародиями и штампами кажутся всевозможные трогательные истории прошлого о перевоспитавшихся беспризорниках, кротких сиротках, сердобольных пожилых миссис и препонах, чинимых обществом . Автор не смеется, не пародирует, он абсолютно серьезен и немного печален.

Забавляет и восхищает - и снова промашка. Удивительно, но книга читалась абсолютно равнодушно, ни одна ситуация не восхитила и ни одна не позабавила. Автору не удалось вызвать интерес и симпатию к героине, и по большому счету мне все равно, чем закончится жизнь Лилли.

Вокруг света с капитаном Врунгелем, Австралия

Ptica_Alkonost написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

История австралийских маргиналов Или Свобода несвободного выбора

Я познакомилась с творениями автора на этом сайте, на обсуждении клуба мы читали "Последний дюйм". Уже тогда стало понятно, что у нас с автором несколько разный взгляд на то, что же должно поразить читателя, ибо то, чем впечатлял он мне показалось ужасным от слова совсем. И выбрав "Историю Лилли.." по аннотации, я прихожу к выводу, что два попадания - это уже закономерность- в этой книге автор снова выбирает сюжет, с неприемлемыми родительскими отношениями. В целом, о чем эта книга, рассказать не сложно, но вот что Олдридж хотел сказать этой книгой с первой попытки я сформулировать оказалась не в состоянии.

Богатый внутренний мир персонажей, лиричные описания настроений, красивая природа, эпичные драмы - это все мимо, не про эту книгу. Тут много времени уделено трусам героини, без подтекста в основном, просто спала она только в них, вытирала руки опять же ими, в школу ей были приобретены персональные черные - так как был бунт против дополнительных одежек. Справедливости ради стоит сказать, что получить образ тогдашнего австралийского общества в целом можно, причем может сложиться о нем не особо высокое мнение. Посудите сами: маргинальная семья с девятью детьми и без какой-либо работы поселилась в заброшенном доме. Ни одна живая душа помогать хоть чем-то им не стала (не упомянуто такое), единственное - полиция настоятельно требует посещения детьми этими школы (можно посчитать за заботу). Папаша и сам не сильно старается работать, стремление улучшить свое положение не наблюдается в принципе. Причем просить что-то или пытаться трудом своим показать, или стремиться честно получить материальные блага они не считают нужным. Просто отбирают, обрывают, лезут, нахрапом берут. В этой семье родители лупасят детей, дети копаются в помойках в поисках еды, забираются в чужие владения, тащат все что не приколочено. Сами дети там - что зверёныши. А общество - морщится и терпит, имея отличную тему для пересудов.

Лилли Стьюбек - младшая дочь этого семейства, невоспитанная (некому и незачем) дикарка, столь же вороватая и запасливая, сколь непокорная и несоциализованная. Рассказывает нам о ней ее одноклассник Кит, за какие-то три сотни страниц - десяток лет подросткового формирования характера. Ее судьба действительно интересна: родители ее продали пожилой богачке, а сами свалили из городка. Это была на мой взгляд именно сделка продажи. Причем на мой взгляд сама богачка не могла определиться до конца жизни зачем ей Лилли, то ли воспитанница, то ли прислуга, то ли компаньонка. То ли игрушка. По очереди она примеряла к девочке разные роли. Лили выросла здоровой и красивой девушкой, характером же оставшись дикой, будто бы весь налет цивилизации слетел как с гуся вода. Это ее упорство, ничем не обоснованное, не позволило ей взять лучшее из предложенного (я не говорю про "продаться богачке с потрохами"), я говорю про воспитание, образование, саморазвитие. Она построила барьер между собой и всеми вокруг и идеалогия Маугли ей милее любой иной. Так поступать по меньшей мере неразумно.

Особо хотелось бы отметить кульминацию истории: с одной стороны "прекрасный" "ход конем" мамаши - мы тебя продали, а теперь давай, выручай, сядем тебе на шею. Дуболомное, непрошибаемое чувство паразитирования на дочери, слов нет. И опять же, дочерние чувства - это правильно и необходимо, но у Лилли на самом деле не было выбора - или бедная мать и возможность самостоятельности или чужая богатая эгоистичная и непоследовательная тетка и марионеточное существование в закрытом доме. Последняя так и осталась для меня безликой, потому что характер у нее как рыхлое тесто, и к воспитанию допустили ее только деньги. Она не любила Лили, не уважала, не развивала -лепила ее так, как было угодно ей в данный момент. Подозреваю, что прототипом ее стала чокнутая невеста из "Больших надежд" Диккенса, и эта же ассоциация послужила причиной написания в аннотации схожестью с "викторианскими романами".

Как говориться, "я тут набросал 800 причин того, что я не зануда.." Прочитайте аннотацию к книге. Просто даже первые три слова, характеризующие ее: Остроумный, насмешливый роман. Так вот, всё, что нужно знать об остроумных, ироничных текстах... тут вы и не узнаете этого, нечего и рассчитывать. Видимо у аннотатора уникальное чувство ..хм..юмора. Деревянное. И далее по тексту: Увлекательная история нищей девчонки из то ли цыганской, то ли просто воровской, деклассированной семьи, удочеренной богатыми скваттерами и променявшей впоследствии богатство и роскошь на свободу вольной жизни, забавляет и восхищает : ничего из подчеркнутого в книге нет. Никто не удочерил ее, в нее играли как в куклу, сбежать нужно было по любому, она там как в тюрьме была. Променяла она из-за отсутствия любой иной альтернативы,и ничего восхитительного в такой безнадеге быть не может.

О собенности национального характера, которые тоже заявлены в аннотации, меня задели, так как вычленить и обобщить не смогла. Ну кроме как совсем общих - индивидуализм, стремление к свободе, но вот на сколько они именно особенности, спорно. Так что среди несомненных плюсов книги и ее аннотации отмечу появившийся стимул к самообразованию. То есть полезла я читать, в чем же особенности-то. И знаете, после одной фразы из статей перестала это делать. Я ее процитирую, и вы все поймете: Австралия – странная страна. Это сложнейшая смесь всех возможных характеров, какие только можно себе вообразить. Если посмотреть на австралийца как на некий единый характер, то вы не найдете в нем никакой логики.

Прочитано в рамках Долгой прогулки, команда Настроение: безумный чтец
Основное и дополнительное задание, ноябрь 2019

Eli-Nochka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я, как и большинство читателей, выбираю книги по аннотациям. И пусть я уже давно не доверяю им на 100%, однако какую-то толику правды из них обычно можно извлечь. В аннотации к этой книге нет ни слова правды, такое ощущение, что тот, кто это написал, читал два романа одновременно, а потом просто перепутал, какое описание к какому произведению относится. И теперь где-то существует остроумная и насмешливая вещь, обыгрывающая штампы подобного плана литературы, где главная героиня действительно Гекельбери Финн в юбке, с аннотацией, в которой расписано, что героиня не испытывает никаких эмоций, ведет какую-то непонятную никому борьбу, совершает странные поступки и живет не своей жизнью, а той, которую для нее придумала ее мать и еще одна влиятельная мадам. Печально, когда ждешь одну книгу, а получаешь полную противоположность. Ну да ладно, на издателей побухтела, можно и про книгу поговорить.

Большая неблагополучная семья селится в заброшенном доме в одном небольшом городке, где все друг-друга знают. Для этого семейства совершенно нормально клянчить, выпрашивать, воровать все, что угодно, при чем как взрослым, так и детям. Все жители этого места очень настороженно относятся к семейству Стьюбеков, понимая, что эти люди могут вынести все, что плохо лежит (да и то, что хорошо, не побрезгуют вынести), к тому же не будут испытывать никакой благодарности за это. И есть в большой семье младшенькая дочь, Лилли, о которой и будет рассказ. Ее друг и одноклассник поведает читателям то, что было скрыто от людских глаз в дневнике Лилли Стьюбек, раскроет все то, что было непонятно людям, живущим в то время. Забегая вперед скажу, что не то, чтобы он дофига чего открыл - никаких эмоций дневник Лилли не содержал, никаких подробностей, которые смогли бы пролить свет на то, что происходило, аналогично не будет.

Лилли растет дикаренышем, хоть ее и пытаются причесать под рамки нормальных детей. Случается то, чего не ожидал весь город - девочка попадает то ли в услужение, то ли в обучение, к пожилой и влиятельной даме, которая в буквальном смысле слова купила девочку у ее родителей. Но отношения с детьми - сложная штука, далеко не всегда купить гору красивых платьиц равно стать ребенку другом, вот и наша дама пытается с одной стороны завоевать доверие девочки, а с другой - сломать ее под себя, заставить перемещаться в тех рамках, которые удобны и приличны для женщины, и не имеет значения, что об этом думает сама Лилли. Нам так и говорят - между ними всю жизнь продолжалась молчаливая, им одним понятная борьба, связывающая их в единое целое, где не хотела сдаваться ни одна, ни вторая. Однако, к моему огромному сожалению, автор в своем романе совсем не уделяет внимания эмоциональной составляющей людей, а в этой истории интересно как раз то, что внутри. Что чувствовала Лилли, когда услышала, что ее продает родная мать, еще и торгуется? Что чувствовала она, когда ей манипулировали? Какие эмоции испытывала, когда лежала больная и не могла видеть никого, кто смог бы выпустить ее из заточения? Да и эмоции старой дамы, которая купила себе то ли дочь, то ли игрушку, были бы ой как интересны. Мать Лилли вернется, и в очередной раз не верьте аннотации, которая говорит, что Лилли что-то там выберет, заменит оковы на свободу, выберет бедную, но вольную жизнь. Нет этого в книге, она заменит одни оковы на другие - уход за больной матерью и заботы о младшем брате - это слишком далеко от свободы. Что ею двигало? Это нам неизвестно, и именно поэтому героиня не вызывает никаких эмоций - ни сочувствия, ни сострадания. Она непонятный, неведомый зверек, коим и остается до самого конца.

Отдельной строкой хочется поговорить о роли друзей в жизни Лилли. Это Кит, от лица которого и ведется повествование, и еще одна девочка, с которой Лилли чем-то делилась, хоть и в своей специфичной манере. Кажется, что эти ребята приняли гораздо большее участие в жизни девочки, чем все взрослые, вместе взятые. И хоть не всегда у них получалось влезть, не всегда могли они протянуть руку помощи, по разным причинам, но они были рядом и принимали ее такой, какая она есть. Не пытались они из нее слепить ни видную воспитанную даму, ни кормилицу семьи, никого, они просто дружили с ней, думали о том, что они могут для нее сделать, и старались не бросать. Дети все же гораздо честнее взрослых.

К чести автора, книга написана отличным языком. Это тот единственный аргумент, который побудил меня поставить не отрицательную, а нейтральную оценку этой книге. Если бы не качественный текст, в этой книге не осталось бы ничего, что я бы смогла оценить, а так хотя бы что-то вышло не плохо. К концу этой рецензии задаюсь вопросом - а каков смысл этой книги? О чем она? И не нахожу никакого ответа. Мораль отсутствует, выводы тоже, очень жаль.

Олдридж, судя по всему, не мой писатель. Не прониклась я его историей, и сейчас понимаю, что даже добавь в книгу эмоциональную составляющую, которой мне не хватило, не факт, что получилось бы хорошо. Возможно, пришлось бы копать в детство старой влиятельной мадам, ведь почему-то она считает себя правой без всяких "но", а все мы родом из детства. Возможно, выяснилось бы, что Лилли психически не очень здорова, а это бы прилично сместило фокус повествования. Возможно еще много чего, однако в том раскладе, в котором существует эта книга, она никогда не станет обязательной к прочтению, являясь довольно поверхностной. Возможно, кто-то и найдет в ней что-то близкое для себя, но я не нашла.

Книговинные.
Долгая прогулка. Ноябрь. Основа.
sandy_martin , Ctixia и Meredith привет!

DzeraMindzajti написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Из Австралии с трусами

Господи, ну за что? За что мне это?.. Опять… Или снова… ну нет для меня ничего хуже хорошо написанной плохой и неинтересной книги… И, пожалуйста, ещё одно подобное произведение.
Естественно, вас интересует, чем же так плоха данная книга. А вот чем: по послевкусию она напомнила мне… Клима, мать его, Самгина. Или не так давно прочитанного и (к сожалению) ещё не до конца забытого Финкельмайера. Да, чёрт возьми! У нас тут тоже весь такой (точнее сказать, вся такая) необыкновенный протагонист, вызывающий восхищение рассказчика и самого автора. И этим восхищением Олдридж так тщетно пытался заразить и меня, своего читателя.
Рассказчик данной истории, по совместительству одноклассник, а позднее – близкий друг Лилли, чьими глазами мы и наблюдаем за данной историей, буквально с первого взгляда, а если быть точнее – с первой ссоры – проникается симпатией к Лилли, как, впрочем, и многие другие. Природа безграничного обаяния этой личности остаётся для меня загадкой: кроме упрямства, умения хранить чужие секреты и способности к учёбе наша героиня может похвастаться разве что целым набором негативных качеств: она не признаёт своих ошибок, ни за что не извинится, принимает хорошее за должное, никогда никого не благодаря за помощь и поддержку, ворует (в детстве, а затем снова возвращается к старой привычке во взрослой жизни) и преспокойно дерётся со всеми, кто мало-мальски её задевает. Да, ещё она ужасно мстительная. Тем не менее, чуть ли не все, во главе, конечно же, с самим автором, восхищаются её свободолюбием и независимостью. Я понимаю, что Лилли как бы символизирует Австралию, где и происходит действие романа, но всё же.
А вот природа её постоянной борьбы с попечительницей мисс Дэлгиш мне понятна: дама вытащила Лилли из её криминальной семьи (снова отсылка к истории Австралии?), дав ей всё, начиная от крова и одежды с хлебом и заканчивая возможностью получить образование, но также пытавшуюся полностью подчинить подопечную своей воле, привязав её к дому. Непонятно мне другое: зачем же так долго было терпеть друг друга? Или это эмоциональное садо-мазо приносило наслаждение обеим женщинам?
Как итог скажу так: если рассматривать данное произведение как аллюзию на историю Австралии, то всё не так уж плохо. Но тогда придётся либо поверить автору, что вы тоже безоговорочно и беспричинно любите Лилли-Австралию (что не так уж просто сделать, если вы не австралиец или по какому-то стечению обстоятельств не влюблены в эту страну), а также закрыть глаза на другие огрехи произведения. Если же вы, как и я не сможете это сделать, то вряд ли проникнитесь симпатией к героине данного произведения.
Логичный вопрос, который я бы задала автору, я помещу в конец своей рецензии. Мистер Олдридж, что у вас за, кхм, непонятное желание уделять столько внимания трусикам главной героини? Что это за непонятный символ? К этой теме писатель возвращается снова и снова. Сначала он описывает мокрые после купания грязные трусы малолетней Лилли, об которые она также вытирала руки на обеде в доме своего друга, а позже спрятала в них (!) украденную в этом самом доме дорогую обеденную салфетку. Затем заостряет внимание своего читателя на том, что для героини норма бегать и спать в одних трусах, но недопустимо снять их, заменив пижамой. После этого Олдридж считает своим долгом посвятить пару (в моём случае – электронных) страниц конфликту между Лилли и её попечительницы, предметом которого выступают (вы не поверите!) снова трусы! Да! Девочка отказывается надевать форменные панталоны, и тогда дамы идут на компромисс: они покупают чёрные трусики, которые тут же становятся модными среди остальных школьниц. Ну и, наконец, именно на трусах делает акцент автор, когда описывает то, как рассказчик впервые видит голую девушку – больную Лилли: ведь она так и не рассталась со своей привычкой спать в одних трусах! А знаете, что меня больше всего напрягает? Никакого сексуального подтекста в большинстве сцен с трусами нет (за что автору спасибо). Но ведь тогда получается, что эти самые трусы и есть символ непоколебимости Лилли. Да… интересный выбор…

Книга прочитана в рамках Долгой прогулки. Спасибо моим верным боевым подругам: moorigan , ElenaKapitokhina и Rita389 . Берлин уже не за горами.

admin добавил цитату 2 года назад
Многие жители нашего городка называли маленькую Лилли сущей разбойницей, а когда она выросла, говорили, покачивая головой, что ее жизнь – сплошная трагедия, хотя трагедией у нас считали любую неприятность – от упущенной возможности разбогатеть до простого недоразумения или рождения внебрачного ребенка (это несчастье миновало Лилли).
admin добавил цитату 2 года назад
Но потасовки на стороне Стьюбеками не одобрялись, поэтому Мэтти избил дочь, а миссис Стьюбек заставила старшую дочь Грейс покусать Лилли, я сам видел на руках и ногах у нее следы зубов, продержавшиеся не одну неделю.
admin добавил цитату 2 года назад
– Не знаю, – ответила она. – Просто услышала однажды. Можно многое услышать, если вечером приложить ухо к земле. Она полна голосов.
admin добавил цитату 2 года назад
– Кит, почему они не оставят в покое мой велосипед? – спросил меня однажды Дэвлин; он задержался на несколько минут в конторе моего отца и, выйдя на улицу, обнаружил, что шины опять сели.
– Кто их знает, – ответил я.
– Лет до десяти – это еще понятно, но потом уже глупо.
– Вас просто дразнят, – пояснил я.
– Нет, тут, видно, что то другое, – не согласился Дэвлин и затем поступил так, как мог поступить только он. К углу веранды был прислонен еще один велосипед; на нем прикатил Рон Харди – владелец магазина граммофонных пластинок. Дэвлин подошел к велосипеду и выпустил воздух сначала из задней, потом из передней шины, затем отступил на шаг, будто ожидая, что сейчас ему откроется некая тайна.
– Зачем это вам нужно? – удивился я.
– Хочу испытать, что при этом чувствуешь.
admin добавил цитату 2 года назад
Жаль только, что, придумав совершенное государство, – вздохнул отец, – Мор не рассказал, как его построить.