Антон Борисов - Кандидат на выбраковку

Кандидат на выбраковку

4
2 прослушали и 1 хочет послушать 1 отзыв и 10 рецензий
8 часов 52 минуты
  • Советую 1
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Эту книгу стоило бы продавать в аптеке, наравне с антидепрессантами. И не только оттого, что свои повседневные проблемы меркнут на фоне исковерканной жизни российского инвалида. А еще потому, что меж страниц сердцем бьется суждение — что бы не приключилось, не сдавайся! В нескольких местах сломана правая рука — учись писать левой. Весь мир — из положения лежа — ползи. Адская боль от ежесекундных переломов — терпи. Отец стыдится тебя, маленькая сестра бьет — прощай! Родная мама желает тебе смерти — все равно люби! Какая же должна быть сила духа, воли и любви в сердце, чтобы на протяжении всей жизни, описанной в этом горько-откровенном дневнике, чтобы не сдать Ему бы сильное тело, и он бы двигал горы, крутил земной шар! И проникшись этой идеей, ты не замечаешь, как сам начинаешь вертеть его…

Лучшая рецензияпоказать все
old_bat написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

— Зачем ты живешь? — совершенно внезапно спросил он.
— В каком смысле?
— Почему ты живешь?
— Я не понимаю?
— Ну, вот какая от тебя польза?
Вопрос был конкретный и застал меня врасплох. Не потому, что я никогда не задумывался над этим. Напротив. Как раз, ответы на подобные вопросы, я мучительно искал, когда стал осознавать, что окружающие не воспринимают меня всерьез потому что видят во мне болезнь и ничего кроме болезни. Но в тот момент, простых и ясных ответов у меня не было. Конечно, я понимал, нет, скорее, чувствовал, что делать что-либо нужное, приносить пользу людям — все это не является непосильной задачей для меня.

— Что ты предлагаешь?
— Почему ты не удавишься? Ну-у, это… Почему не повесишься? Вот смотри, ты — живешь. На твое лечение тратят деньги. Государство тебе платит пособие. А в то же время, кому-то, кто может передвигаться, у кого нет проблем со здоровьем, ему может не хватать денег. На еду, или на квартиру. Пока ты живешь, на тебя, сколько всего расходуется? В то же время, у кого-то это все забирается.

— Я понял. Но вот что ты предлагаешь?
— На твоем месте, я бы давно повесился. Зачем жить? — он смотрел на меня, очень внимательным взглядом. Я бы, правда, не смог так жить. Семьи у тебя быть не может. Работать нормально ты тоже не сможешь никогда. Никакой пользы. Зачем?

— Знаешь, не дай тебе Бог, оказаться на моем месте, — я искренне, очень не хотел, чтобы кто-то еще, попробовал, хотя бы малую часть того, что пережил я. Мне было непонятно почему Иван вдруг заговорил об этом. Ему-то, на своей буровой, в окружении жены и четырех детей, какое было дело до моей жизни и смерти?



Так вот, про то, как не понравилась или понравилась эта книга: это не должно обсуждаться. Да и не для оценки "2" или "5" написана она. Книга только для одного, как мне кажется: это не антидепрессант, это крик к закостеневшим в броне равнодушия нашим душам. Люди! Ну когда же мы перестанем быть такими жестокими? Если не такой, как все - гнать его! Убивать и травить! Но кто вынес такой вердикт: ты достоен быть единицей, а ты уж не ропщи, ты всего лишь ноль без палочки? Человечности нам не хватает...

Встретилась как-то на просторах инета такая фраза: "Прежде чем осуждать кого-то возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боль. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь - как правильно жить" Кто-то не согласен?

Может быть, не в тему, рецензия должна быть на произведение, но мне кажется важным рассказать о реальных людях, с которыми я встретилась в своей жизни:

Своим появлением на свет Эдик огорчил свою маму: у него оказались малюсенькие недоразвитые ручки и ножки и огромная голова.
«Какой урод!», - были первые слова приветствия при рождении.
«Какой урод!», - звучало на всём протяжении его детдомовской жизни. Вернее не жизни, а существования. Ходить Эдик не мог, руками особо пользоваться тоже не получалось. Вот и приходилось сутками лежать в не очень сухой кроватке.

Прошло детство. Перевели Эдика в дом инвалидов и престарелых. Он надеялся, что возможно там ему будет лучше, там ему будет легче. Ведь взрослые не насмехаются над больными, ведь взрослые не обижают слабых. Так надеялся Эдик. Действительность оказалась ужасной. Детдом вспоминался Эдику как райское место, потерянное с возрастом.

Но жизнь продолжалась: жизнь на грани. На грани уныния или помешательства. С сохранённой психикой одиночки в этом месте не выживали. Эдику повезло. Сергея сюда перевели через несколько лет. У него были руки и ноги, но был слабый слух, неконтролируемая агрессия и ум 5-летнего ребенка. Вдвоём им стало легче. Эдик помогал Сергею не срываться в гневный крик, а Сергей стал руками и ногами Эдика.

Да еще чудо случилось - работница интерната, глядя на мучения ребят, взяла их к себе домой жить. Администрация была даже рада этому - ведь пенсии продолжали идти на счёт интерната, хотя Эдика и Сергея там не было.

Помогли приобрести коляску. И теперь они могли гулять по окрестностям. Часто приезжали в Храм. Не только за милостыней. Но и на службу. Эдик был крещен с именем Григорий. Ребята часто Исповедовались и Причащались. Так и жили.

Про то, что за стенами интерната, говорить особо им не хотелось.
На вопрос: «Как дела?», - ответ был всегда одинаковым: Сергей улыбался во весь рот, а Эдик говорил: «Всё хорошо, за всё - слава Богу!».
И без паузы всегда звучали встречные вопросы: «Как ты? Как родные?» Он помнил всех, с кем хоть раз встречался, по имени; помнил о сложностях и проблемах друзей. Ему часто жаловались на жизнь даже малознакомые люди. Ему! Человеку, не умеющему самостоятельно переворачиваться, не то, что сидеть-ходить! И для каждого Эдик находил слова поддержки, слова утешения.

Часто Эдик навещал свою маму. Она была не против общаться иногда с сыном.
«Я маму понимаю. Как можно ей было бы жить в доме, где находится такой уродец, как я», - смущенно улыбаясь, говорил Эдик.

Однажды Эдик тяжело заболел: температура, кашель, одышка. Сделали рентген – воспаление лёгких.
- Надо ложиться в больницу, - вынесли вердикт врачи.
- Надо, так надо, - соглашается Эдик, - но только с Сергеем, я один не могу себя обслуживать.
Сергею лечь не разрешили. Несколько дней пробыл Эдик в больнице. Ухода не было. Не было и улучшения. Забрали его обратно домой. Но было поздно. Организм этой болезни вынести уже не смог.

До последних минут жизни Эдик был в сознании. Было очень больно и тяжело дышать. Лежать он уже не мог – задыхался. Виделись мы с ним за день перед смертью.
- Эдик, как ты?
- Всё хорошо, за всё - слава Богу! - с паузами просвистел Эдик. И чуть отдышавшись: «Как ты? Как родные?»

Умер Эдик 16 марта 2001 года. 40 дней пришлись на Пасху. Будет у Вас возможность – помолитесь о упокоении раба Божия Григория. И старайтесь помнить самые главные слова Эдика: "ВСЁ ХОРОШО! ЗА ВСЁ – СЛАВА БОГУ!"

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
3 слушателей


Аn № 3 в рейтинге
поделилась мнением 6 месяцев назад
познавательно
old_bat написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

— Зачем ты живешь? — совершенно внезапно спросил он.
— В каком смысле?
— Почему ты живешь?
— Я не понимаю?
— Ну, вот какая от тебя польза?
Вопрос был конкретный и застал меня врасплох. Не потому, что я никогда не задумывался над этим. Напротив. Как раз, ответы на подобные вопросы, я мучительно искал, когда стал осознавать, что окружающие не воспринимают меня всерьез потому что видят во мне болезнь и ничего кроме болезни. Но в тот момент, простых и ясных ответов у меня не было. Конечно, я понимал, нет, скорее, чувствовал, что делать что-либо нужное, приносить пользу людям — все это не является непосильной задачей для меня.

— Что ты предлагаешь?
— Почему ты не удавишься? Ну-у, это… Почему не повесишься? Вот смотри, ты — живешь. На твое лечение тратят деньги. Государство тебе платит пособие. А в то же время, кому-то, кто может передвигаться, у кого нет проблем со здоровьем, ему может не хватать денег. На еду, или на квартиру. Пока ты живешь, на тебя, сколько всего расходуется? В то же время, у кого-то это все забирается.

— Я понял. Но вот что ты предлагаешь?
— На твоем месте, я бы давно повесился. Зачем жить? — он смотрел на меня, очень внимательным взглядом. Я бы, правда, не смог так жить. Семьи у тебя быть не может. Работать нормально ты тоже не сможешь никогда. Никакой пользы. Зачем?

— Знаешь, не дай тебе Бог, оказаться на моем месте, — я искренне, очень не хотел, чтобы кто-то еще, попробовал, хотя бы малую часть того, что пережил я. Мне было непонятно почему Иван вдруг заговорил об этом. Ему-то, на своей буровой, в окружении жены и четырех детей, какое было дело до моей жизни и смерти?



Так вот, про то, как не понравилась или понравилась эта книга: это не должно обсуждаться. Да и не для оценки "2" или "5" написана она. Книга только для одного, как мне кажется: это не антидепрессант, это крик к закостеневшим в броне равнодушия нашим душам. Люди! Ну когда же мы перестанем быть такими жестокими? Если не такой, как все - гнать его! Убивать и травить! Но кто вынес такой вердикт: ты достоен быть единицей, а ты уж не ропщи, ты всего лишь ноль без палочки? Человечности нам не хватает...

Встретилась как-то на просторах инета такая фраза: "Прежде чем осуждать кого-то возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боль. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь - как правильно жить" Кто-то не согласен?

Может быть, не в тему, рецензия должна быть на произведение, но мне кажется важным рассказать о реальных людях, с которыми я встретилась в своей жизни:

Своим появлением на свет Эдик огорчил свою маму: у него оказались малюсенькие недоразвитые ручки и ножки и огромная голова.
«Какой урод!», - были первые слова приветствия при рождении.
«Какой урод!», - звучало на всём протяжении его детдомовской жизни. Вернее не жизни, а существования. Ходить Эдик не мог, руками особо пользоваться тоже не получалось. Вот и приходилось сутками лежать в не очень сухой кроватке.

Прошло детство. Перевели Эдика в дом инвалидов и престарелых. Он надеялся, что возможно там ему будет лучше, там ему будет легче. Ведь взрослые не насмехаются над больными, ведь взрослые не обижают слабых. Так надеялся Эдик. Действительность оказалась ужасной. Детдом вспоминался Эдику как райское место, потерянное с возрастом.

Но жизнь продолжалась: жизнь на грани. На грани уныния или помешательства. С сохранённой психикой одиночки в этом месте не выживали. Эдику повезло. Сергея сюда перевели через несколько лет. У него были руки и ноги, но был слабый слух, неконтролируемая агрессия и ум 5-летнего ребенка. Вдвоём им стало легче. Эдик помогал Сергею не срываться в гневный крик, а Сергей стал руками и ногами Эдика.

Да еще чудо случилось - работница интерната, глядя на мучения ребят, взяла их к себе домой жить. Администрация была даже рада этому - ведь пенсии продолжали идти на счёт интерната, хотя Эдика и Сергея там не было.

Помогли приобрести коляску. И теперь они могли гулять по окрестностям. Часто приезжали в Храм. Не только за милостыней. Но и на службу. Эдик был крещен с именем Григорий. Ребята часто Исповедовались и Причащались. Так и жили.

Про то, что за стенами интерната, говорить особо им не хотелось.
На вопрос: «Как дела?», - ответ был всегда одинаковым: Сергей улыбался во весь рот, а Эдик говорил: «Всё хорошо, за всё - слава Богу!».
И без паузы всегда звучали встречные вопросы: «Как ты? Как родные?» Он помнил всех, с кем хоть раз встречался, по имени; помнил о сложностях и проблемах друзей. Ему часто жаловались на жизнь даже малознакомые люди. Ему! Человеку, не умеющему самостоятельно переворачиваться, не то, что сидеть-ходить! И для каждого Эдик находил слова поддержки, слова утешения.

Часто Эдик навещал свою маму. Она была не против общаться иногда с сыном.
«Я маму понимаю. Как можно ей было бы жить в доме, где находится такой уродец, как я», - смущенно улыбаясь, говорил Эдик.

Однажды Эдик тяжело заболел: температура, кашель, одышка. Сделали рентген – воспаление лёгких.
- Надо ложиться в больницу, - вынесли вердикт врачи.
- Надо, так надо, - соглашается Эдик, - но только с Сергеем, я один не могу себя обслуживать.
Сергею лечь не разрешили. Несколько дней пробыл Эдик в больнице. Ухода не было. Не было и улучшения. Забрали его обратно домой. Но было поздно. Организм этой болезни вынести уже не смог.

До последних минут жизни Эдик был в сознании. Было очень больно и тяжело дышать. Лежать он уже не мог – задыхался. Виделись мы с ним за день перед смертью.
- Эдик, как ты?
- Всё хорошо, за всё - слава Богу! - с паузами просвистел Эдик. И чуть отдышавшись: «Как ты? Как родные?»

Умер Эдик 16 марта 2001 года. 40 дней пришлись на Пасху. Будет у Вас возможность – помолитесь о упокоении раба Божия Григория. И старайтесь помнить самые главные слова Эдика: "ВСЁ ХОРОШО! ЗА ВСЁ – СЛАВА БОГУ!"

foxkid написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ничего нового мне эта книжка не сказала. Пенсию по инвалидности получает сегодня почти каждый 10-й россиянин. При этом официальное число инвалидов в России – одно из самых низких в Европе. Почему? Потому что для получения инвалидности нужны танцы с бубнами. Потому что нужно подтверждать свою инвалидность постоянно, потому что с инвалидностью не берут на работу, а многие небогатые лучше себя угробят побыстрее, чтобы детям было, что есть, чем подадут на инвалидность. Потому что - как бы мы ни ссылались на льготы - инвалиды в нашей стране не защищены и никому не нужны.
Вообще, считается, что социализация - новый этап эволюции человека, то есть человек стал развиваться, когда отошел от законов природы, в т.ч. и тем, что стал сохранять жизнь не только сильным особям, но и тем, кто с точки зрения природы - бракованный материал. Однако в нашей стране все как будто кричат: "Это Спарта!" Нет, мы не сбрасываем их со скалы, мы даем инвалидам лишь одно - возможность тихо мариноваться в своем коконе, пока не умрут. Вдумайтесь - каждый десятый! Много ли инвалидов вы видите на улице? Нет, и я помню, мне даже знакомый активно втирал, что эта статистика врет, что их не видно, значит инвалидов и нет фактически. Мы в тот момент как раз стояли на крыльце без пандуса. Если в этом доме был бы инвалид с нарушением опорно-двигательной системы, он бы не вышел дальше подъезда, как вы понимаете. Хотя нет, проблемы начинались сразу от лифта. Потому что путь от него преграждали пять ступенек. Без спуска. А и вышел бы - куда ему? До магазинов путь преграждают борюры, переходы и прочие препятствия. Наша страна - для здоровых людей, больным здесь делать нечего.
Если вы хотя бы раз видели отечественный протез, у вас бы полезли глаза на лоб. То, что инвалидам выдается бесплатно, просто кошмар. Он натирает, его нельзя просто снять и одеть, в нем нельзя гулять целый день. И да, нужно постараться его еще получить. Жизнь такая - один нескончаемый квест.
Я видела, как отдыхают инвалиды за рубежом. У них какие-то нереально напичканные коляски. У них протезы, в которых можно бегать. Каждый спуск к зебре оборудован. Кнопки для кнопочных светофоров на уровне колясочников. В метро лифты. И да, инвалиды на улицах, они социализируются. Они могут окончить институт, зная, что дальше их не ждет интернат, где к ним одно только ожидание: сдохните вы, наконец, чтобы государство перестало вас кормить на мои налоги с очень черной зарплаты, которые я все равно не плачу.
А еще, знаете, конечно, это трудно, когда в семье рождается ребенок-инвалид. Это дичайший стресс. Это сложность адаптации. Но давайте будем людьми. Не теми, которые искренне задают вопрос "зачем ты живешь, почему не удавишься?" Как будто только здоровый может хотеть жить, а уж тем более хотеть жить счастливо. А теми, кто не будет создавать инвалидам ад, просто потому, что они такими родились. История Антона ужасна в своей банальности. Я работала с такими детьми (не конкретно с заболеванием, как у Антона, а просто с ограниченными возможностями), я знаю, что процент неполных семей, где отец сбегал от неоправдавшихся ожиданий и ответственности, там зашкаливает. Я знаю, что всем родителям тяжело. Но в своей тяжести они забывают, что их детям тоже непросто. И в миллион раз хуже, когда в семье никто не ждет, не зовет, не любит. Стыдится. Мечтает о смерти ребенка.
Когда я вижу такое, мне кажется, что кандидатом на выбраковку должен быть не такой, как Антон, не инвалид, вовсе нет...

Если вы не знаете, каково это - быть инвалидом в нашем мире. Если вы считаете, что таких людей надо в детстве усыплять - читайте эту книгу. Возможно, вас озарит.

Флэшмоб-2015, совет от Maple81

Kotofeiko написал(а) рецензию на книгу

Всякий раз, когда я наталкиваюсь в рецензиях на фразы в духе "посмотрите, как не повезло этим людям, вы зря жалуетесь на жизнь, цените её", в моей голове возникает такой разговор:

Девушка жалуется "подруге" на плохое настроение: устала, не выспалась, в автобусе ногу отдавили...

- Хватит ныть! У тебя проблем-то никаких нет, а ты ноешь. Есть люди, которым намного хуже, чем тебе. Цени свою жизнь!

...проблемы с учёбой, работой, деньгами...

- Да чего ты жалуешься? Ты жива, здорова, руки-ноги есть, в семье все тоже живы и здоровы. Есть люди, которым намного хуже, чем тебе. Цени свою жизнь!

...проблемы в семье, поссорилась с родителями...

- Родителей нужно любить, какими бы они ни были! Есть дети, у которых нет семьи, а у тебя есть! Им намного хуже, чем тебе. Цени свою жизнь!

...не может ходить без костылей...

- Наверное, это и к лучшему. Ей с внешностью повезло, если бы она была здорова, могла бы неправильно, грешно распорядиться своей красотой. (примерно такое высказывание я и в самом деле видела на одном форуме)

...лишилась руки или ноги...

- Вот я слышала, что один человек на протезах стометровку пробежал. Или вот, у этого вообще нет ни рук, ни ног - и он радуется жизни! А ты ещё чего-то жалуешься! Есть люди, которым намного хуже, чем тебе. Цени свою жизнь!

...умерла.

- Ну, не будем расстраиваться, ведь она сейчас в лучшем мире!

Разумеется, есть люди, которые не доходят до этого предела. Но есть и те, кто даже после смерти человека не в состоянии ему просто посочувствовать. Не пытаясь ему доказать, что все его проблемы - ничто.

Из рецензий на эту книгу я поняла, что не меня одну коробит, когда историю жизни человека с инвалидностью называют "антидепрессантом". Подобная реакция (читать о чужих бедах, чтобы собственная жизнь казалась лучше, а проблемы - незначительнее) - это всего лишь одно простое чувство. И имя этому чувству - злорадство. Удовлетворённая зависть.

Есть и противоположность ему - сострадание. Если вам плохо, а герою книги - ещё хуже, может, стоит задуматься над тем, что жизнь вообще жестока? За что её ценить, если она так обходится с людьми и - как знать! - не окажетесь ли вы однажды на их месте? Зачем радоваться тому, что у вас нет таких проблем? Почему не ужаснуться оттого, что у кого-то они есть? Оттого, что такое вообще в нашем мире происходит?

И особенно я не понимаю, как человек, который много страдал, может быть религиозным. Если бы тот, кто создавал мир, любил людей, нам было бы просто незнакомо слово "горе".

Рецензия написана в рамках "Четырёх сезонов" и "Школьной Вселенной".

MarinaK написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

У этой книги жестокое название, но ведь и жизнь обошлась с автором и главным героем романа очень сурово: он страдает редчайшим наследственным заболеванием - хрустальной болезнью (кости хрупкие, как хрящи, постоянно ломаются, человек не может самостоятельно передвигаться).

Наверное, многие читали роман Гальего "Черное на белом" и восхищались героизмом Рубена, невероятно сильного, харизматичного, талантливого человека. Книга Антона Борисова одновременно похожа и не похожа на произведение Гальего.

Обе книги написаны от первого лица и о себе, Рубен борется с этим миром, вытесняющим его из реальности, лишающим его общения, образования, полноценной жизни. Антон понимает, что судьба поступила с ним несправедливо, но он пытается её принять и полюбить эту жизнь со всеми недостатками.

В отличии от Гальего у Борисова есть семья - отец, мать, сестра, бабушки и дедушки. Однако все они стесняются Антона, предпочитают держать его в больнице, а если он всё-таки находится дома, то его старательно прячут, как позор семьи. Герой романа это чувствует и всё время пытается оправдать своих близких, не осуждать их даже когда родная мать пишет , что желала ему смерти. А ведь он так хочет жить, так любит жизнь, так радуется каждой крупице внимания: доктора, который пытался спасти от неподвижности его руку, студенток-однокурсниц, помогавших учиться, теперяшних друзей (сейчас он живёт за границей)....

Казалось бы, он добился всего: получил высшее образование, пишет книги, освоил информационные технологии, но по-прежнему чувствет себя "кандидатом на выбраковку".

Страшно читать о таком. Хочется закрыть глаза и не видеть этих ужасов. Но до тех пор, пока мы не увидим в инвалидах людей, которые ничуть не хуже, а порой и гораздо лучше, чище, сильнее нас, их жизнь будет невыносимой.

Источник

Imbir написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Когда мне эта книга попалась в руки, я даже не подозревала, что же меня ждет. Гальего «Белое на черном» было потом, я где-то уже понимала, как живут инвалиды в нашей стране, а сначала был Борисов.

Это был эмоциональный шок. Слез не было, было жуткое потрясение и дикое уважение к автору за его мужество, силу и жизнелюбие.
Говорить о моде данной темы вообще не уместно и жестоко по отношению к инвалидам. Не надо оценивать критически стиль этой книги - это авторское повествование, ничем не приукрашенная жизнь, какая есть. Боль, страдание, страх, слезы, Надежда - все это между строк.

Хрупкое, больное тело и сильный, непоколебимый дух! Восприятие окружающего мира меняется напрочь. Наши беды меркнут на фоне реальной жизни и проблем инвалида. Когда жизнь кажется несправедливой именно к тебе, можно вспомнить об Антоне Борисове и о таких же людях, об их мужестве, терпении и желании жить.

Я думаю, авторское послание читателям звучит так: «Никогда не сдавайтесь, никогда! Цените данную Вам жизнь!..»

admin добавил цитату 2 года назад
В человеке сидит трудно объяснимая для меня тяга к неприродной эстетике.
admin добавил цитату 2 года назад
Большинство из перележавших в нашем отделении пациентов попадали сюда, пройдя через необъятное поле врачебных ошибок, неправильных диагнозов и бесполезных процедур. С Анатолием Ивановичем было по-другому. Он являл собой яркий пример русского головотяпства: постоянно откладывал поход к врачу, оправдываясь то нехваткой времени, то неотложными делами.Такое наплевательское отношение к собственному здоровью характерно, как я убедился, для многих жителей России. В поликлиниках, стационарах, в родильных домах пациенты очень часто сталкиваются с равнодушием, профессиональным цинизмом, переходящим в хамство, некомпетентностью, приводящей к диагностическим ошибкам, и чаще частого с необходимостью субсидировать из своего кармана "бесплатную" медицину - все это не вдохновляло рядового гражданина на заботу о собственном здоровье. В массе своей простые люди старались держаться подальше от районных объектов здравоохранения и откладывали поход к врачу до последнего: "Поболит и перестанет, а с врачами только свяжись", - часто можно было услышать в ответ на совет посетить поликлинику.
admin добавил цитату 2 года назад
Нет, не страх «чего-то после» удерживал меня от рокового шага, не страх был спасителем моей жизни. Спасителями и хранителями ее были Иллюзия и Надежда. Великая Иллюзия, что, несмотря на болезнь, я такой же, как другие люди, что я имею право на достойную жизнь и Великая Надежда, что когда-нибудь так произойдет. Но это будет возможным только в том случае, если я буду жить.
admin добавил цитату 2 года назад
Я как мог, успокаивал и себя и стюардессу...В конце концов, я не представляю ни какой опасности для окружающих, не являюсь животным.
admin добавил цитату 2 года назад
Память, как правило, стирает всё, о чём мучительно вспоминать. Это хорошо. Иначе жизнь становиться кошмаром