Владимир Кормер - Наследство

Наследство

18 часов 24 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

В. Ф. Кормер — одна из самых ярких и знаковых фигур московской жизни 1960—1970-х годов. По образованию математик, он по призванию был писателем и философом. На поверхностный взгляд «гуляка праздный», внутренне был сосредоточен на осмыслении происходящего. В силу этих обстоятельств КГБ не оставлял его без внимания. Роман «Наследство» не имел никаких шансов быть опубликованным в Советском Союзе, поскольку рассказывал о жизни интеллигенции антисоветской. Поэтому только благодаря самиздату с этой книгой ознакомились первые читатели. Затем роман был издан в Париже (под редакцией Ю. Кублановского), но полный авторский вариант вышел в журнале «Октябрь» в 1990 году.

Лучшая рецензияпоказать все
yuliapa написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Роман Владимира Кормера "Наследство" был закончен в 1975 году и писался прямо с натуры. Автор спешил запечатлеть ту жизнь и тех людей, которые окружали его: жизнь конца шестидесятых-начала семидесятых годов. В предисловии Игорь Виноградов отмечает, что "Наследство" - роман о диссидентах, инакомыслящих. Я бы сказала, что это роман - о мыслящих людях. Просто так получалось, что практически любой в то время и в том месте, если он пытался найти свой собственный смысл жизни, стремился читать мировую литературу, интересовался религией, хотел понять что-то о себе и мире, становился изгоем системы, странным человеком. Возможно, подозрительным и даже опасным. В любом случае, к нормальной работе и деятельности непригодным. Владимир Кормер выводит целый ряд таких людей - и показывает, как каждый из них устраивался в такой ситуации. Кто-то шел на компромиссы, кто-то учительствовал в деревне, кто-то маялся без дела. В большинстве своем, даже подавляющем большинстве, они не могли найти себя и свое место (в этом плане довольный жизнью священник Владимир - просто белая ворона среди остальных). Поэтому роман стал для меня безусловно очень грустным и трагическим, иногда я даже откладывала его в сторону - в тысячный раз задавая себе вопрос: почему же людям, которые "хотели хорошего" жилось так плохо и бестолково.

Параллельно с линией современных шестидесятых рассказывается история Натальи Михайловны Вельде, счастливо избежавшей ужасов революционной России, но вернувшейся в Советский Союз. Мы видим похожих людей, только в тридцатые годы: они тоже собирались, как будто сбивались вместе, тоже думали и гадали, как им быть, как им жить - то ли вернуться в родную страну, которая, кажется, стала оправляться от войны и террора, то ли оставаться в стороне и устраиваться жить в Европе. Страшно читать это и знать, что трагична будет судьба всех - и тех, кто вернется (и очень вероятно, будет репрессирован) и тех, кто останется (и будет накрыт волной Второй Мировой). Как видится с нашей точки зрения, куда ни кинь, везде клин - так я бы сформулировала страшный закон, по которому жила советская интеллигенция в 20-м веке.

Говоря о романе, нельзя ни сказать пару слов о его авторе. Владимир Кормер прожил короткую, но интенсивную жизнь. Он был тем самым мыслящим (и инакомыслящим) человеком, которому очень трудно приходилось в рамках советской жизни. Хотя какое-то время он успешно работал в редакции журнала "Вопросы философии", он рискнул своим положением, отправив свой роман "Крот истории" на Запад, где тот был напечатал и стал известным. После этого ему пришлось покинуть журнал и зарабатывать на жизнь случайными занятиями (например, написанием статей для других). Когда я читала "Наследство", то чувствовала горячее желание автора зафиксировать ту мелькающую и вот-вот готовую исчезнуть жизнь, которая окружала его и его друзей. Мне казалось, что Кормер торопится описать всех людей, которых находил интересными (и поэтому в романе очень много эпизодических лиц), все квартиры и кухни, где они собирались (и поэтому там множество подробных описаний утвари, мебели, обстановки тех времен). Мне кажется, что автор слишком поторопился и вместо художественного фильма показал нам документальный, черно-белый, снятый несколько неровно и сбивчиво. Я бы не стала сильно снижать за это оценку - автор жил в таких условиях, когда каждый день в дверь могли позвонить люди в штатском и конфисковать все готовые рукописи и наброски. Тогда весь воздух дышал опасностью, надо было торопиться жить и творить.

Сейчас роман "Наследство" может занять достойное место среди произведений, запечатлевших ту жизнь и тех людей. Двадцатый век ушел, уступив дорогу двадцать первому - со своими проблемами и вечными вопросами. Но опыт, нажитый прошлыми поколениями - нажитый путем ошибок и даже смертельных ошибок, - остается с нами.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов
0 цитат


yuliapa написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Роман Владимира Кормера "Наследство" был закончен в 1975 году и писался прямо с натуры. Автор спешил запечатлеть ту жизнь и тех людей, которые окружали его: жизнь конца шестидесятых-начала семидесятых годов. В предисловии Игорь Виноградов отмечает, что "Наследство" - роман о диссидентах, инакомыслящих. Я бы сказала, что это роман - о мыслящих людях. Просто так получалось, что практически любой в то время и в том месте, если он пытался найти свой собственный смысл жизни, стремился читать мировую литературу, интересовался религией, хотел понять что-то о себе и мире, становился изгоем системы, странным человеком. Возможно, подозрительным и даже опасным. В любом случае, к нормальной работе и деятельности непригодным. Владимир Кормер выводит целый ряд таких людей - и показывает, как каждый из них устраивался в такой ситуации. Кто-то шел на компромиссы, кто-то учительствовал в деревне, кто-то маялся без дела. В большинстве своем, даже подавляющем большинстве, они не могли найти себя и свое место (в этом плане довольный жизнью священник Владимир - просто белая ворона среди остальных). Поэтому роман стал для меня безусловно очень грустным и трагическим, иногда я даже откладывала его в сторону - в тысячный раз задавая себе вопрос: почему же людям, которые "хотели хорошего" жилось так плохо и бестолково.

Параллельно с линией современных шестидесятых рассказывается история Натальи Михайловны Вельде, счастливо избежавшей ужасов революционной России, но вернувшейся в Советский Союз. Мы видим похожих людей, только в тридцатые годы: они тоже собирались, как будто сбивались вместе, тоже думали и гадали, как им быть, как им жить - то ли вернуться в родную страну, которая, кажется, стала оправляться от войны и террора, то ли оставаться в стороне и устраиваться жить в Европе. Страшно читать это и знать, что трагична будет судьба всех - и тех, кто вернется (и очень вероятно, будет репрессирован) и тех, кто останется (и будет накрыт волной Второй Мировой). Как видится с нашей точки зрения, куда ни кинь, везде клин - так я бы сформулировала страшный закон, по которому жила советская интеллигенция в 20-м веке.

Говоря о романе, нельзя ни сказать пару слов о его авторе. Владимир Кормер прожил короткую, но интенсивную жизнь. Он был тем самым мыслящим (и инакомыслящим) человеком, которому очень трудно приходилось в рамках советской жизни. Хотя какое-то время он успешно работал в редакции журнала "Вопросы философии", он рискнул своим положением, отправив свой роман "Крот истории" на Запад, где тот был напечатал и стал известным. После этого ему пришлось покинуть журнал и зарабатывать на жизнь случайными занятиями (например, написанием статей для других). Когда я читала "Наследство", то чувствовала горячее желание автора зафиксировать ту мелькающую и вот-вот готовую исчезнуть жизнь, которая окружала его и его друзей. Мне казалось, что Кормер торопится описать всех людей, которых находил интересными (и поэтому в романе очень много эпизодических лиц), все квартиры и кухни, где они собирались (и поэтому там множество подробных описаний утвари, мебели, обстановки тех времен). Мне кажется, что автор слишком поторопился и вместо художественного фильма показал нам документальный, черно-белый, снятый несколько неровно и сбивчиво. Я бы не стала сильно снижать за это оценку - автор жил в таких условиях, когда каждый день в дверь могли позвонить люди в штатском и конфисковать все готовые рукописи и наброски. Тогда весь воздух дышал опасностью, надо было торопиться жить и творить.

Сейчас роман "Наследство" может занять достойное место среди произведений, запечатлевших ту жизнь и тех людей. Двадцатый век ушел, уступив дорогу двадцать первому - со своими проблемами и вечными вопросами. Но опыт, нажитый прошлыми поколениями - нажитый путем ошибок и даже смертельных ошибок, - остается с нами.