Ольга Форш - Сумасшедший корабль

Сумасшедший корабль

3.9
2 хотят послушать 9 рецензий
6 часов 48 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Ольга Форш (1873–1961) была известна советскому читателю прежде всего как автор исторических романов. «Одеты камнем» – одна из лучших русских книг ХХ столетия. Это страшное сочинение о судьбе безумного узника Петропавловской крепости Михаила Бейдемана странно даже числить по разряду исторической прозы – с таким отчаянием и ненавистью передан в нем вековечный абсурд одетого камнем государства, где человека росчерком пера запирают на двадцать лет без суда, без надежды на перемену участи в адский мешок Алексеевского равелина. Рассказчик истории Бейдемана – главный виновник его ареста, доносчик, а ныне петербургский обыватель, тоже медленно сходящий с ума, – выбрасывался из окна в надежде взлететь в те самые дни, когда Форш писала свой роман. Он доживал в том самом послереволюционном Петрограде, который стал главным, любимым и ненавистным воспоминанием всех его тогдашних обитателей. Не перечислишь, сколько написано об этом «Петрополе прозрачном», об умирающей имперской столице, где меж торцами на мостовых пробивалась трава. Это Петроград ахматовского «Все расхищено, предано, продано», мандельштамовского «На страшной высоте блуждающий огонь», блоковского «Имя Пушкинского дома»; Петроград «Козлиной песни» Вагинова, «На берегах Невы» Одоевцевой, «Одиночества и свободы» Адамовича, «Лиц» Замятина, «Курсива» Берберовой. Шкловский вспоминал его в «Zoo» и «Третьей фабрике», Грин метафорически описывал в «Крысолове», «Фанданго» и «Сером автомобиле», к нему постоянно возвращался в воспоминаниях и дневниковых записях Чуковский, в нем перерос себя и стал перворазрядным поэтом Ходасевич, в нем сформировались будущие обэриуты. Этот город описан у Форш в прологе и эпилоге ее первого исторического романа, а сердце и нервный центр этого города – Дом искусств – стал местом действия «Сумасшедшего Корабля». Этот роман Форш – тоже, в общем, исторический, хотя написан он всего через десять лет после описываемых событий, – воскрешает сдвинутую, воистину сумасшедшую, упоительную реальность Дома искусств, писательской коммуны, созданной при ближайшем участии Горького по инициативе Чуковского. Тогда таких коммун было много – пайки и льготы распределялись по профессиональному признаку; но именно Диск – как называли в Петрограде Дом искусств, – стал легендой, клубом, лекторием, школой, интеллектуальным центром бывшей столицы. Ее бросили умирать – но она вместо этого ожила в новом облике: вместо каменного административно-бюрократического лабиринта, вместо геометрического города чиновников, безумцев и террористов родился прозрачный, призрачный город художников, вечно голодных и оттого бредящих наяву. Это была, в общем, сбывшаяся артистическая утопия Серебряного века: «И так близко подходит чудесное к развалившимся грязным домам – никому, никому не известное, но от века желанное нам». Ничем другим Серебряный век и не мог разрешиться: искусство проникло в жизнь, слилось с нею и разрушило ее.

Лучшая рецензияпоказать все
CoffeeT написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я уверен, что даже не каждому хорошо образованному человеку известно имя русской писательницы Ольги Дмитриевны Форш. Ну, собственно, в этом нет ничего страшного, в основном эта дама писала исторические романы, которые изданы очень давно и пылятся на книжных полках ваших бабушек и дедушек. И, если вы думаете, что я отыскал эту книгу именно таким образом - то вы глубоко ошибаетесь.

"Сумасшедший корабль", написанный в 1930 году, был переиздан в хорошем издании, в 2011 году с заумным предисловием Дмитрия Быкова, хорошего писателя с самой отвратной внешностью на этой планете (я видел его лично, книги таких отвратительных людей читать нельзя). Мотивация покупки этой книги? В книжных магазинах я себе не подчиняюсь, не знаю.. Ктулху! Бафомет! Лилит!

В итоге - тяжелое вербальное сотрясение мозга. Форш пишет о своих современниках, абсолютно невозмутимо нарекая каждого «прицепом» (погоняло, кликуха, ярлык) и рассказывая некоторые щекотливые, иногда не очень истории с их участием. Речь, кстати, идет не о куражащихся историках, не о пьяном Плугаре, которые писает на Эрмитаж и не о том, как Мордовцев учит поляка Сенкевича русским неприличным словам. Речь в книге идет об обитателях Дома Искусств в Ленинграде (Диск), то бишь об интеллигенции (Горький, Блок, Сологуб, другие). Если честно, читать все это тяжело, потому что язык госпожи Форш безумно великосветский, а её синтаксис танцует безумный кадриль в 8 ног. Это, конечно, классические "трудности перевода", 80 лет спустя, поди разберись в том, как уважаемый историк хлещет наотмашь модным сленгом.

Но с другой стороны, если кто-то хочет выпендриться в компании и, как говориться, "исполнить", то милости прошу, это настоящий учебник для тех, кто хочет, чтобы слова складывались не в предложения, а в гейзеры остроумия и эрудированности.

Ну, дабы было понятно, вот пример:

"Будучи филантропом, Олькин нанес визит осиротевшей гражданке, едва её муж уехал в командировку. Но только что Олькин освободился от аксессуаров, стеснявших движения, как в двери стал бить кулаком внезапно раздумавший муж. Не отличаясь инвенцией, по древнейшему ритуалу, дама поспешно затиснула Олькина в платяной шкаф, а его штиблеты и каменные эрзацы рубашки поспешным размахом загнала под постель.
Муж, дав какое-то объяснение по поводу несостоявшейся поездки, желая развеселить жену, из-за псевдомигрени впавшую в псевдомеланхолию, стал вслух ей читать со школьной скамьи ему любезного "Демона"."

По мне, это называется вот таким вот словом - Шик.

Почитайте, все равно никаких других историков вы в жизни не прочитаете. Потому что, как это не прискорбно, но мураками.

Ваш CoffeeT

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
1 слушателей
0 отзывов


CoffeeT написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я уверен, что даже не каждому хорошо образованному человеку известно имя русской писательницы Ольги Дмитриевны Форш. Ну, собственно, в этом нет ничего страшного, в основном эта дама писала исторические романы, которые изданы очень давно и пылятся на книжных полках ваших бабушек и дедушек. И, если вы думаете, что я отыскал эту книгу именно таким образом - то вы глубоко ошибаетесь.

"Сумасшедший корабль", написанный в 1930 году, был переиздан в хорошем издании, в 2011 году с заумным предисловием Дмитрия Быкова, хорошего писателя с самой отвратной внешностью на этой планете (я видел его лично, книги таких отвратительных людей читать нельзя). Мотивация покупки этой книги? В книжных магазинах я себе не подчиняюсь, не знаю.. Ктулху! Бафомет! Лилит!

В итоге - тяжелое вербальное сотрясение мозга. Форш пишет о своих современниках, абсолютно невозмутимо нарекая каждого «прицепом» (погоняло, кликуха, ярлык) и рассказывая некоторые щекотливые, иногда не очень истории с их участием. Речь, кстати, идет не о куражащихся историках, не о пьяном Плугаре, которые писает на Эрмитаж и не о том, как Мордовцев учит поляка Сенкевича русским неприличным словам. Речь в книге идет об обитателях Дома Искусств в Ленинграде (Диск), то бишь об интеллигенции (Горький, Блок, Сологуб, другие). Если честно, читать все это тяжело, потому что язык госпожи Форш безумно великосветский, а её синтаксис танцует безумный кадриль в 8 ног. Это, конечно, классические "трудности перевода", 80 лет спустя, поди разберись в том, как уважаемый историк хлещет наотмашь модным сленгом.

Но с другой стороны, если кто-то хочет выпендриться в компании и, как говориться, "исполнить", то милости прошу, это настоящий учебник для тех, кто хочет, чтобы слова складывались не в предложения, а в гейзеры остроумия и эрудированности.

Ну, дабы было понятно, вот пример:

"Будучи филантропом, Олькин нанес визит осиротевшей гражданке, едва её муж уехал в командировку. Но только что Олькин освободился от аксессуаров, стеснявших движения, как в двери стал бить кулаком внезапно раздумавший муж. Не отличаясь инвенцией, по древнейшему ритуалу, дама поспешно затиснула Олькина в платяной шкаф, а его штиблеты и каменные эрзацы рубашки поспешным размахом загнала под постель.
Муж, дав какое-то объяснение по поводу несостоявшейся поездки, желая развеселить жену, из-за псевдомигрени впавшую в псевдомеланхолию, стал вслух ей читать со школьной скамьи ему любезного "Демона"."

По мне, это называется вот таким вот словом - Шик.

Почитайте, все равно никаких других историков вы в жизни не прочитаете. Потому что, как это не прискорбно, но мураками.

Ваш CoffeeT

amanda_winamp написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Господи боже мой! Неужели всё так и было? Я просто не могу поверить в это, что в то сурово-смутное время всё могло быть именно так!! Что это? А это смех сквозь слёзы. Ольга Форш спешит посмеяться, а иначе ей пришлось бы заплакать.
Да, жаль, жаль, что мало я знаю тех, кто описан. Когда читала Аксёнова «Таинственная страсть.Роман о шестидесятниках», было намного проще – тех поэтов и писателей я знала. А эти так далеки, но так же причудливы и неподражаемы. Ольга Форш так же зашифровала их особыми именами, и если бы не вступительная статья Дмитрия Быкова, мне было бы много не понятно.
Произведение оправдывает своё название. Образ жизни оправдывает это название. Но, боже мой, как хочется хоть одну недельку поплавать на этом корабле! Окунуться в это сумасшествие! А, может, больше никогда не возвращаться в этот обычный мир.

Как сказал Быков в своей статье, творческая интеллигенция создала свою реальность революции, и жила этими иллюзиями. Наверное, дальше, всё это медленно перешло в ту самую таинственную страсть, о которой писал Аксёнов. Абсурдно, непонятно, но интересно! А что вы хотели, это же не обыкновенный корабль, он сумасшедший!
И книга построена так- на волнах. Вместо глав- волны. Ольга Форш так и пишет «Волна первая» и т.д. Очень интересно, что задумывалось всё вроде бы степенно и нормально. Дом искусств, где литераторы и творческие люди должны были учить, творить..Но на то они и творческие люди, чтобы любую идею превратить во что-то необыкновенное, дать ей своё, неповторимо лицо. Но всё таки- неужели именно так это было? Но, зная любовь Ольги Форш к истории, думаю, что да, именно так. Оттого на душе ещё радостней, всё таки были у нас люди! И будут!
Самое интересное, мне по-новому открылся рассказ А.Грина «Крысолов». Я-то, читая его, не просекла главной темы, и так до конца не поняла, какие там крысы. Всё в литературе взаимосвязано. Одно произведение может раскрыть другое совсем с другой стороны, в этом большая ценность литературы, когда автор ненавязчиво, а главное неожиданно говорит тебе – а вот посмотри, как это было на самом деле. И тогда ещё один пазл большого жизненного опыта встаёт на своё место. А сколько их ещё надо собрать этих пазлов!!!
Да, произведение в некотором плане сложное, но если бы всё было так просто, это был бы уже не тот корабль, это было бы уже другое произведение. Безумие, полное безумие..Безумие от того, что ты делаешь то, что хочешь, или не делаешь, все – большая дружная семья, нет зависти и конкуренции, каждый- талант и все друг за друга рады. Нам не хватает сейчас именно такого безумия. Слишком много гламура, конкуренции, зависти. Можно сойти с ума, но не отправиться в плаванье. А ведь хочется именно так- свободной душой, с попутным ветром, разбивать волны и что бы рядом были такие же сумасшедшие, талантливые, яркие и каждый был друг другу товарищ и брат в одной большой семье старого помещичьего дома….И хочется присоединиться к

Здесь я жил и писал свой том первый..


Что-то типа того…

Fandorin78 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Воспоминания очевидцев, как бы они ни были субъективны, все-таки вещь презанятная. Подобно потрескавшимся фотокарточкам на пожелтевших страницах, они веют прохладой и пахнут пылью. А картины, запечатленные на этих кусках картона, порой милые, а порой непонятные, взбивают тяжелую слежавшуюся подушку памяти в легкое облачко воспоминаний.

Ольга Форш - имя, которое постепенно сходит с небосклона русской литературы. Количество читателей, несмотря на огромные тиражи ее книг и даже переиздание "Корабля" совсем недавно, подтверждают это утверждение, к большому моему сожалению. Писательница интереснейшая, о которой можно смело сказать - настоящая художница слова. С направлением живописи определиться сложно - исторический "Михайловский замок" и совсем неисторический "Сумасшедший корабль", где круговорот времени - лишь канва для мыслей и воспоминаний.

"Сумасшедший корабль" описывает жизнь (или существование) знаменитого Дома ИСКуств, для кого-то райского шалаша, а для кого-то и замка Иф. В традициях символизма герои, реальные люди, а точнее писатели и поэты, проходят под псевдонимами, где-то угадываются, а где-то и тщательно скрывающие свои личины. Но о подробностях произведения, героях и обстановке, царящей вокруг Диска, прекрасно рассказал Дмитрий Быков в предисловии к новому изданию романа, чему я искренне был удивлен и обрадован. А вот меня книга поразила своей своеобразной атмосферой, которая захватывает, как летний ливень: внезапно и насквозь.

"Сумасшедший корабль" оказался совсем непростым чтением. Ощутил себя человеком, отыскавшим набор открыток на заброшенном чердаке. Перепутанные картинки, не имеющие иной логической связи, кроме как общность места жительства, словно ожили в руках, рассказывая о том, что давно прошло и стало забываться, а потому и карточки обрывочные, кое-где выгоревшие краски, а кое-где и вовсе оторванные уголки вынуждали вернуться на несколько страниц назад, чтобы сориентироваться. Люди, такие близкие автору, люди с общими взглядами и интересами, и такие далекие мне - все-таки я здесь, а они застыли на страницах школьных учебников, да на портретах энциклопедий - явились центром, фокусом, найденных фотокарточек. Разрозненные и монохромные, эти картонки собрались в одну единую и вполне целую картину большого корабля человеческой жизни, многогранной и многоцветной. Маленького кораблика большой флотилии, со всеми взлетами и падениями, победами и поражениями, радостью и грустью...

Спасибо Анне amanda_winamp за ее отзыв, который и подтолкнул эту книгу в мой флэшмобовский список) чему рад несказанно и безмерно)

panda007 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Временами кажется, что дело происходит в сумасшедшем доме. Ан нет, всего лишь в послереволюционном Петербурге. В знаменитом Доме Искусств который, собственно, и выглядит, как сумасшедший корабль. Понятно по какой причине: населяют его сумасшедшие, по преимуществу писатели.
Писатели они такие, непростые. Каждый со своим вывертом. Кто идеи толкает, кто личную жизнь устраивает, кто отдаётся любимому занятию - писательству. Но по-человечески не выходит, выходит по-писательски, шиворот-навыворот.
Форш пишет о реальных событиях и живых людях, иногда даже слишком узнаваемых. Но видит людей и события сквозь увеличительное стекло. И отражает их в кривых зеркалах. Понятно, что за картинка выходит: гротеск, сплошной гротеск. Гротеск во всем: характерах, обстоятельствах, описаниях. Впрочем, это иногда там кажется, что гротеск, а возьмёшься читать серьёзные мемуары, и видишь: абсолютный документ. Просто жизнь в послереволюционном Петербурге была сумасшедшая.
Роман Форш одновременно факт истории и факт литературы. Это не просто слепок определённой эпохи, это слепок мастерский. Стиль абсолютно безумный: метафора сидит на метафоре и ей же погоняет. В общем, рекомендовать могу только тонким ценителям литературы, любителям словесных вывертов или интересующимся постСеребряным веком. Впрочем, уже немало.

Tanka-motanka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"Сумасшедший корабль" я полюбила совсем не сразу; я прочла первую половину и как-то прямо мялась - дочитывать или нет. Впрочем, объем решил за меня - посему дочитывать. Я думаю, что корабль - он на то и корабль: тебя мотает по палубе, ты страдаешь от несовершенства мира, рваного текста, зауми автора, который где-то кого-то замаскировал, а ты продираешься через страницы и ругаешься, и ругаешься. Зато потом как-то уже привыкаешь, выпрямляешься и думаешь: "Черт побери, а ведь здорово! Это же Сологуб, а вон Горький, ну это же Клюев, давай дальше!"
Вообще вот вся эта выпрямленность и восторженность "Корабля", которую я прочла, пришлась мне по душе. Книга на самом деле страшная - это голодный Петроград, это мертвый Блок, это расстрелянный в одночасье Гумилев - а среди этого этот проклятый ирреальный корабль со своими странными чаяниями, устремлениями, бессмысленными лекциями и разговорами. Господа, вам есть нечего, а вы что делаете? Почему бы вам не сосредоточиться на отсутствии еды? Кому нужны ваши книги? Будьте чуть больше людьми.
Эта чуждость, иноземность, инаковость (а вы нашли Андрея Белого?) и корябает сильнее всего, как мне думается. Я полагаю, что буду искать хлеб, а они о чем-то о своем бормочут: то ли чокнутые, то ли святые, то ли вообще черт их разберет, может, раса какая другая? И Сохатый со своими лекциями о литературе, за которые давали полфунта хлеба и конфету, за копание огородов давали только хлеб, никаких конфет. И так все это трогательно, щемяще и здорово. Черт, до чего же хорошая книга.

P.S. Настоятельно рекомендую читать предисловие Быкова после текста, а не до - не лишайте себя радости угадать.

admin добавил цитату 2 года назад
Человек корыстен, и для прочности внутреннего роста это хорошо. Дешево уступать свой внутренний мир может только тот, кому он дешево обошелся.
admin добавил цитату 2 года назад
— Только не опоздайте! Я знаю — русские способны опоздать на целых десять минут. Я раз был на званом обеде с русским, он заставил себя ждать и даже… даже не был в отчаянии, что опоздал.
admin добавил цитату 2 года назад
От чувства непрочности и напряжения обычных будней уж не было, и сама жизнь стала вовсе не тем или иным накоплением фактов, а только искусством эти факты прожить. Ни обычных норм во взаимоотношениях труда и досуга, ни необходимости носить те или другие маски, вызываемые положением или доселе привычной иерархией интеллигентских оценок.
И вместе с тем именно в эти годы, как на краю вулкана богатейшие виноградники, цвели люди своим лучшим цветом. Все были герои. Все были творцы. Кто создавал новые формы общественности, кто — книги, кто — целую школу, кто — из ломберного сукна сапоги.
admin добавил цитату 2 года назад
...и голос, как у юноши при переходе в зрелость, ломался и выдавал сложнейшими интонациями почти хроническое его неблагополучие...
admin добавил цитату 2 года назад
Эта прикрепленность к месту при наименьшей затрате нервно-физических сил, без боли отрыва от семейного очага, это гнездовое тепло, доброжелательность улыбок всего населения, со справками о здоровье, успехах, дочерях, сыновьях, наконец, внуках, создают ту защитную атмосферу, которая, как солнце из растения, выгоняет из человека предел его силы и цвета.