Ирен Немировски - Французская сюита

Французская сюита

4.2
3 хотят послушать 10 рецензий
13 часов 13 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Роман увидел свет в 2004 году и имел оглушительный успех. Он удостоен литературной премии Ренодо, что стало уникальным событием, поскольку эта премия, как и Нобелевская, дается только здравствующим авторам. Жаркое лето 1940 года, во Францию вторглись немецкие войска. По дорогам войны под бомбами катится лавина отчаявшихся, насмерть перепуганных людей: брошенные любовниками кокотки, изнеженные буржуа, бедняки, калеки, старики, дети. В толпе беженцев сплавилось все - сострадание и подлость, мужество и страх, самоотверженность и жестокость. Как и всей Франции, городку Бюсси трудно смириться с тем, что он стал пристанищем для оккупантов... Роман Ирен Немировски безжалостно обнажает психологию людей во время вражеской оккупации, воскрешает трагическую страницу французской истории.

Лучшая рецензияпоказать все
Vaviloff написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"Французская сюита" - звучит как музыка, льется как песня, целиком и полностью посвященная войне. И эта песня начинается с описания бомбежки, когда весь Париж еще спит, а те, кто не спит, в первую очередь слышат предупреждающий сигнал, поднимают детей с теплых кроватей, пытаются успокоить их хныканье и просят немного потерпеть. Потом Ирен Немировски мастерски описывает несколько людей и семейств в Париже, которые судорожно пакуют свои вещи, которые собираются бежать в другие уголки страны, пока еще не захваченные немцами. И вот один разноцветный лоскуток за другим она рассказывает истории, описывает характеры этих людей и все они до такой степени разные, до такой степени непохожие, что с интересом наблюдаешь за их поступками, а учитывая условия войны, экстремальные условия, многие из них меняются и поступают так, как не поступили бы в мирных и спокойных условиях. Здесь есть и аристократическое, довольно богатое семейство Перикан с пятью детьми, которые упаковывают все самые важные свои вещи, все побрякушки, серебро, белье и едут в поисках лучшей жизни по дорогам Франции, им везет больше, чем остальным, поскольку в разных уголках страны у них раскиданы родственники, которые их ждут и готовы обеспечить их кровом и едой. Здесь и супруги Мишо, которые должны были покинуть Париж вместе с директором банка, в котором они работают, и они были уверены, что никаких трудностей не возникнет, но в последний момент любовница директора закатывает тому грандиозный скандал, что если он не возьмет ее с собой с ее вещами, то она выдаст его жене. Тот разводит руками и дает супругам задание прибыть в самостоятельно в его банк в другом городе. Если бы эвакуировался на весь Париж, то возможно эта задача оказалась бы гораздо проще, а не такой не посильной и невыполнимой, с которой супруги в конце концов не справились и вернулись обратно в столицу. Здесь и эксцентричный писатель Габриэль Корт, путешествующий со своей возлюбленной и высказывающий недовольство по любому поводу и без, как будто учитывая сложившиеся обстоятельства кто-то может ему предоставить идеальные и комфортабельные условия для его вынужденного "путешествия", но в конце концов и его связи играют на руку и он останавливается в хорошем отеле, полностью удовлетворенный. Здесь и история Шарля Ланжеле, который как и Периканы, тщательно упаковывал весь свой фарфор и другие драгоценные побрякушки, не желавший бросать все как есть. Самый противный и неприятный персонаж из всех. По крайней мере его поступок по отношению к молодым людям, не успевшим пожениться, крайне омерзительный. Этот человек сделает все, лишь бы спасти свою шкуру, и вряд ли потом будет плохо спать по ночам из-за мук совести. Но закончил он печально, что в принципе ничуть меня не удивило. Я только порадовалась, что справедливость восторжествовала хотя бы в данном случае. Здесь есть история и сына супругов Мишо - Жан-Мари, который был призван воевать, был ранен, потом оказался в маленькой деревушке в незнакомой семье и те его терпеливо выхаживали, помогая ему поправиться и встать на ноги, после чего молодой человек вернулся к своим родителям. Здесь много разных и интересных историй, причудливо сплетенных в один плотный клубок. Во второй части описана история семейства Анжелье, которые живут в Бюсси. Люсиль Анжелье живет вместе со своей свекровью, нелюбимый муж попал в плен, но она не слишком переживает из-за этого. Хотя поначалу мелькают в ее голове мысли, что пусть он вернется живым, пусть будет жить вместе со своей любовницей, пусть покупает ей дорогие вещи и содержит ее, лиши бы не мучился сейчас в плену. Пусть она его не любит, но желать зла она тоже не хочет. И тут на их пороге вырастает офицер немецкой армии Бруно фон Фальк, которого подселили к ним домой. Безукоризненно вежливый, спокойный, непоколебимый, терпеливый, который ни словом ни делом, никаким образом не пытался оскорбить французскую семью. Мадам Анжелье-старшая испытывает к нему глубокую ненависть и презрение, впрочем сквозь зубы цедит вежливые формулировки, не смея позволить себе что-то большее по отношению к захватчику. Постепенно между Люсиль и Бруно как будто пробегает искра, оба испытывают по отношению друг к другу чувства, Люсиль и хочет поддаться этим чувствам, но в то же время не смеет себе позволить, чтобы это случилось, поскольку все тут же начнут судачить, да и без того не слишком идеальные отношения со свекровью будут окончательно разорваны и разрушены. Помимо всего этого в эту линию вплетаются другие события, ведь они на войне, а на войне может случиться что угодно и никто не в силах этому помешать.
Роман как будто бы кажется вполне завершенным, но почитав в конце записи самой Ирен, я была поражена, что писательница планировала куда более добротное произведение, состоящее из пяти частей, в котором должно было быть минимум 1000 страниц. В конце приводятся ее зарисовки, дальнейшие краткие планы на персонажей, что лично для меня было любопытно. Очень жаль и очень грустно, что писательница не успела закончить свою книгу, как и планировала. Ссылка в концентрационный лагерь ей помешала. Пускай за нее ходатайствовал муж, пытались помочь другие могущественные лица, но не все хотели связываться с немцами, поэтому спустя месяц после ссылки писательница умирает в Освенциме. Ее муж не смог добиться ее освобождения, он только добился того, что его отправили в Освенцим вслед за женой, где он и закончил свою жизнь в газовой камере вместе с сестрой. Это ужасно. Это чудовищно и бесчеловечно. Невозможно описать мои чувства, пока я проникалась биографией этой женщины, этой семьи, искренне и по-человечески им сочувствовала и жалела, что все закончилось именно так. Хорошо хоть что дочери Ирен Немировски выжили и одна из них, заручившись людской поддержкой, спустя какое-то время смогла издать эту книгу. Ирен - талантливейшая писательница. Она прекрасно вскрыла всю подноготную этого оккупационного периода в жизни французов. Если бы она осталась в живых, то закончила бы свою книгу и "Французская сюита" получилась бы полной. В последнее время мне почти подряд попадаются истории о писателях-евреях, которые по той или иной причине погибают в период Второй Мировой Войны, не сумев ее пережить. Оставив после себя немалое литературное достояние, они могли бы написать еще больше ценных произведений, но злой рок не дал им подобной роскошной возможности, увы.

Книга прочитана в рамках игры "KillWish"

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов


Vaviloff написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"Французская сюита" - звучит как музыка, льется как песня, целиком и полностью посвященная войне. И эта песня начинается с описания бомбежки, когда весь Париж еще спит, а те, кто не спит, в первую очередь слышат предупреждающий сигнал, поднимают детей с теплых кроватей, пытаются успокоить их хныканье и просят немного потерпеть. Потом Ирен Немировски мастерски описывает несколько людей и семейств в Париже, которые судорожно пакуют свои вещи, которые собираются бежать в другие уголки страны, пока еще не захваченные немцами. И вот один разноцветный лоскуток за другим она рассказывает истории, описывает характеры этих людей и все они до такой степени разные, до такой степени непохожие, что с интересом наблюдаешь за их поступками, а учитывая условия войны, экстремальные условия, многие из них меняются и поступают так, как не поступили бы в мирных и спокойных условиях. Здесь есть и аристократическое, довольно богатое семейство Перикан с пятью детьми, которые упаковывают все самые важные свои вещи, все побрякушки, серебро, белье и едут в поисках лучшей жизни по дорогам Франции, им везет больше, чем остальным, поскольку в разных уголках страны у них раскиданы родственники, которые их ждут и готовы обеспечить их кровом и едой. Здесь и супруги Мишо, которые должны были покинуть Париж вместе с директором банка, в котором они работают, и они были уверены, что никаких трудностей не возникнет, но в последний момент любовница директора закатывает тому грандиозный скандал, что если он не возьмет ее с собой с ее вещами, то она выдаст его жене. Тот разводит руками и дает супругам задание прибыть в самостоятельно в его банк в другом городе. Если бы эвакуировался на весь Париж, то возможно эта задача оказалась бы гораздо проще, а не такой не посильной и невыполнимой, с которой супруги в конце концов не справились и вернулись обратно в столицу. Здесь и эксцентричный писатель Габриэль Корт, путешествующий со своей возлюбленной и высказывающий недовольство по любому поводу и без, как будто учитывая сложившиеся обстоятельства кто-то может ему предоставить идеальные и комфортабельные условия для его вынужденного "путешествия", но в конце концов и его связи играют на руку и он останавливается в хорошем отеле, полностью удовлетворенный. Здесь и история Шарля Ланжеле, который как и Периканы, тщательно упаковывал весь свой фарфор и другие драгоценные побрякушки, не желавший бросать все как есть. Самый противный и неприятный персонаж из всех. По крайней мере его поступок по отношению к молодым людям, не успевшим пожениться, крайне омерзительный. Этот человек сделает все, лишь бы спасти свою шкуру, и вряд ли потом будет плохо спать по ночам из-за мук совести. Но закончил он печально, что в принципе ничуть меня не удивило. Я только порадовалась, что справедливость восторжествовала хотя бы в данном случае. Здесь есть история и сына супругов Мишо - Жан-Мари, который был призван воевать, был ранен, потом оказался в маленькой деревушке в незнакомой семье и те его терпеливо выхаживали, помогая ему поправиться и встать на ноги, после чего молодой человек вернулся к своим родителям. Здесь много разных и интересных историй, причудливо сплетенных в один плотный клубок. Во второй части описана история семейства Анжелье, которые живут в Бюсси. Люсиль Анжелье живет вместе со своей свекровью, нелюбимый муж попал в плен, но она не слишком переживает из-за этого. Хотя поначалу мелькают в ее голове мысли, что пусть он вернется живым, пусть будет жить вместе со своей любовницей, пусть покупает ей дорогие вещи и содержит ее, лиши бы не мучился сейчас в плену. Пусть она его не любит, но желать зла она тоже не хочет. И тут на их пороге вырастает офицер немецкой армии Бруно фон Фальк, которого подселили к ним домой. Безукоризненно вежливый, спокойный, непоколебимый, терпеливый, который ни словом ни делом, никаким образом не пытался оскорбить французскую семью. Мадам Анжелье-старшая испытывает к нему глубокую ненависть и презрение, впрочем сквозь зубы цедит вежливые формулировки, не смея позволить себе что-то большее по отношению к захватчику. Постепенно между Люсиль и Бруно как будто пробегает искра, оба испытывают по отношению друг к другу чувства, Люсиль и хочет поддаться этим чувствам, но в то же время не смеет себе позволить, чтобы это случилось, поскольку все тут же начнут судачить, да и без того не слишком идеальные отношения со свекровью будут окончательно разорваны и разрушены. Помимо всего этого в эту линию вплетаются другие события, ведь они на войне, а на войне может случиться что угодно и никто не в силах этому помешать.
Роман как будто бы кажется вполне завершенным, но почитав в конце записи самой Ирен, я была поражена, что писательница планировала куда более добротное произведение, состоящее из пяти частей, в котором должно было быть минимум 1000 страниц. В конце приводятся ее зарисовки, дальнейшие краткие планы на персонажей, что лично для меня было любопытно. Очень жаль и очень грустно, что писательница не успела закончить свою книгу, как и планировала. Ссылка в концентрационный лагерь ей помешала. Пускай за нее ходатайствовал муж, пытались помочь другие могущественные лица, но не все хотели связываться с немцами, поэтому спустя месяц после ссылки писательница умирает в Освенциме. Ее муж не смог добиться ее освобождения, он только добился того, что его отправили в Освенцим вслед за женой, где он и закончил свою жизнь в газовой камере вместе с сестрой. Это ужасно. Это чудовищно и бесчеловечно. Невозможно описать мои чувства, пока я проникалась биографией этой женщины, этой семьи, искренне и по-человечески им сочувствовала и жалела, что все закончилось именно так. Хорошо хоть что дочери Ирен Немировски выжили и одна из них, заручившись людской поддержкой, спустя какое-то время смогла издать эту книгу. Ирен - талантливейшая писательница. Она прекрасно вскрыла всю подноготную этого оккупационного периода в жизни французов. Если бы она осталась в живых, то закончила бы свою книгу и "Французская сюита" получилась бы полной. В последнее время мне почти подряд попадаются истории о писателях-евреях, которые по той или иной причине погибают в период Второй Мировой Войны, не сумев ее пережить. Оставив после себя немалое литературное достояние, они могли бы написать еще больше ценных произведений, но злой рок не дал им подобной роскошной возможности, увы.

Книга прочитана в рамках игры "KillWish"

Oubi написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Каждой книге - своё время.
Книга Ирен Немировски немного опоздала с попаданием в мой читательский список. О второй мировой войне почти во всех ракурсах мною было прочитано немного в сравнении с написанным за последние 80 лет. Но некоторый багаж есть. Именно благодаря ему и сформировано отношение к войне, людям, участвовавшим в ней и прочее. От этого к книге "Французская сюита" иная заинтересованность. В ней мне чего-то не хватило,а, возможно, все,что там описано,было знакомо благодаря прочитанному ранее. А то, что было новым,показалось не столь существенным в преподнесении второй мировой войны. Хотя, мне кажется, прочти роман первым, через него многое бы открылось с другой стороны. В общем, не смогла я полностью пропустить через себя ту боль и горечь французского общества, ибо показались мне эти эмоции и чувства вполне ожидаемыми и умеренно терпимыми, такими, с которыми можно жить и не ныть.
Слушая книгу, было ощущение того, что уже встречалось мне все это. Возможно, я уже когда-то видела экранизацию романа, стоит пересмотреть. Кстати, для кинематографа роман мне показался очень удачным сценарием.

Группа "Читаем классику вместе"

Царь горы 2.0

Nurcha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я поклялась себе никогда больше не переносить своей ненависти, как бы она ни была оправданна, на целый народ, к какой бы он ни принадлежал расе, какие бы ни разделял религиозные убеждения или предрассудки, какие бы ни совершал ошибки.

Я не любительница книг о войне. Но эта книга, скорее, о людях, а не о войне как таковой. Тут мы видим только её отголоски. И людей, который пытаются выжить в этой войне. О беженцах, коренных жителях в оккупации, о врагах, которые такие же люди, со своими чувствами. И о любви. Кстати, последняя часть, где описывается "роман" Люсиль с немцем мне понравилась больше всего. Она, пожалуй, была самая живая и эмоциональная. В остальном эмоции, конечно, есть, но в целом достаточно суховато.
Интересно поведение людей в экстремальных ситуациях. Причем как простого люда, так и высшего общества.

Мадам Перикан обошла еще несколько магазинов, но продуктов нигде не было. В городе все смели беженцы. У привокзального кафе ее нагнал Юбер. Комнат он не нашел.
— Еды нет, во всех магазинах пусто! — с ужасом сообщила мать.
— По крайней мере, в двух я видел полно товара!
— Да ну? Неужели? Где же?
Юбер рассмеялся от души.
— В одном торгуют роялями, в другом — гробами.
— Как ты глуп, мой мальчик! — рассердилась мать.

Написана книга очень простым и понятным языком. При этом в ней масса замечательных высказываний и тонких мыслей. И, что характерно, написана она без надрыва, с которым обычно пишутся книги о войне.
Замечательные описания природы. "Мысли" кота на охоте - классно.
И чудесные портреты героев. Выписанные с очень тонким психологизмом.
Книгу читала Надежда Винокурова. Отличная исполнительница. Всё по делу, без лишней эмоциональности.

В рабочих кварталах народ во множестве скапливался в метро, в убежищах, дышал спертым воздухом; богатые пережидали налет, не выходя из дому, внизу у консьержки, прислушивались, где раздастся удар и взрыв, куда упадет бомба, настороженно вытянув шеи, будто испуганные звери в лесу, когда на них надвигается тьма охоты. Не то чтобы бедные были малодушнее богатых, и жизнью они дорожили не больше, просто у них сильнее развито чувство локтя, они нуждаются друг в друге, любят плакать и смеяться сообща.

Спасибо игре "Наперегонки со временем" и участникам клуба "Читаем классику вместе!" за выбор для совместных февральских чтений.

nad1204 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Какая же она талантливая была — Ирен Немировски. Жаль, что судьба отпустила ей так мало времени. Книга просто замечательно написана, хоть и не закончена. Нет, эти две части, которые мы читаем, вполне себе завершены.
1-я — о массовом бегстве из Парижа, эвакуации мирных жителей. Я много читала и читаю о Войне, поэтому могу сказать, что у Ирен получилось написать очень верную в своей обыденности картину. Это не что-то такое кровопролитное, душераздирающее, жуткое. Всё-таки война в Европе шла не так, как у нас. И голод у них какой-то не страшный — подумаешь, сутки не поел! Или печенья маловато, чтобы раздать всем желающим. Я не иронизирую (ни в коем случае!!!), просто подчеркиваю, что это не тот дикий голод, который был на оккупированных территориях нашей (тогда ещё большой) страны.
Да и бежали люди не то, чтобы впопыхах. Вон кто-то над коллекцией статуэток трясётся, кто-то на полдня задерживает отъезд, потому что не получены простыни с семейными вензелями из прачечной — а без них куда же? Было время тщетельно собраться, запастись провиантом и подготовиться к неудобствам.
Конечно же, не всё так гладко. Это же не загородная прогулка. И бомбёжки случаются, и люди гибнут, и беспризорники бесчинствуют, и грабят, воруют и т.д. и т.п.
Дороги войны — страшное испытание. Ирен это знала не по наслышке. Поэтому и эффект присутствия ощущаешь постоянно.
2-я — об оккупации. Как вести себя, когда в твоем доме поселился враг? Казалось бы, всё просто. Но нет... Вдруг оказывается, что он не имеет рогов и копыт, что он не агрессивен, а ведёт себя вполне корректно. Даже более чем... Но он ведь враг! Это из-за него муж мается в плену, сосед прячется в чужих домах, страна живёт в страхе... Но он же этого не хочет! Он такой же человек. У него есть мать, сестра, жена... Но он — враг!!!
Замкнутый круг. И очень цельная, интересная история.

Во "Французской сюите" должно было быть пять частей со сквозными персонажами. Что бы с ними было? Куда бы война забросила своих героев? Ирен думала об этом, делала какие-то наброски...
Вот только не могла себе представить самого ужасного развития сюжета — своей смерти в печах Освенцима в 1942г.

Игра в классики. Тур №2 (усложненная версия).
Флешмоб 2014. 14/15. Огромное спасибо, Ксюша ( SaganFra ), за книгу. Сильно!

OksanaBoldyreva674 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Впечатление о книге ровное, эффект завышенных ожиданий в моем случае абсолютно точно имеет место. Будучи наслышанной о судьбе автора, ожидала чего-то берущего за душу, что зацепит, увлечет, заставит сопереживать героям. Ничего такого не произошло. Роман, я бы сказала, такой добротный получился (автор совершенно намеренно писала его в традициях русской классики, тщательно продумывая сюжет и композицию), но возможно, из-за того, что успела написать только две части из задуманных пяти, какой-то сыроватый, что ли, что в итоге мне и помешало получить от него более яркие впечатления.

Первая часть, "Гроза", рассказывающая о бегстве парижан из города во время немецкого наступления в июне 1940 года, выглядит сюжетно практически не связанной со второй, "Дольче", которая повествует о нескольких месяцах из жизни маленького провинциального городка, в котором был расквартирован немецкий кавалерийский полк. "Гроза" вообще мне показалась этаким набором набросков, социальным срезом общества, демонстрирующим читателю поведение типичных представителей того или иного социального слоя: респектабельные буржуа Периканы, маститый писатель Габриель Корт, изысканный светский лев Шарли, забыла уже его фамилию, как и род занятий, то ли архитектор, то ли антиквар. Банкир Корбен, пытающийся вывезти из города одновременно и банковские документы и ценности, и жену и любовницу одновременно. И та самая любовница, непременно балерина, и служащие Корбена, супруги Мишо, едва ли не единственные в этом списке задуманные как положительные герои. И то ли нескрываемая ирония автора по отношению ко всем этим персонажам тому причина, то ли еще что-то, но вот не вызывает весь этот их исход из Парижа какого бы то ни было сопереживания. В финале первой части все они возвращаются обратно и на этом из поля зрения читателя исчезают.

Вторая часть, "Дольче", уже обретает какой-то связный сюжет. Хотя и здесь автор, как мне показалась, ряд героев представила скорее типажами, например те же виконт и виконтесса де Монмор, типичные оппортунисты, мадам Анжелье-старшая, несгибаемая, непримиримая патриотка, намеренно и всячески демонстрирующая свою ненависть к оккупантам, или крестьянин-коммунист Бенуа Лабари, которому мало демонстрировать, а нужно непременно действовать. И именно его поведение, наверное, и придает общую динамику сюжету этой части романа. Но отдавая должное таким как Анжелье-старшая или Бенуа, благодаря которым всегда и везде оккупанты, интервенты и прочие контингенты дружеских и не очень войск рано или поздно убирались восвояси, должна признать, что мне ближе все-таки не они, а люди вроде невестки Анжелье, Люсиль, вроде бы и тоже по-своему патриотки, но не такой бескомпромиссной и непримиримой, как ее свекровь, а более дипломатичной, готовой соблюдать нейтралитет хотя бы внешний (хотя как показывает практика, именно такое поведение местных жителей и позволяет всевозможным незваным гостям утверждаться на занятой территории на годы, а то и десятилетия). И если кто из героев пришелся мне по душе, так это она, с ее стремлением к дипломатичности, с ее душевными коллизиями в отношениях с немецким лейтенантом, когда в ней боролись патриотка и просто женщина, пусть не влюбленная, но увлеченная тем, кого долг любить запрещает. Вот что ни говори, а люблю я такие истории, а потому и следить за развитием событий мне в этой части было куда как интереснее, чем в некой обзорной первой.

В заключительной части книги приводятся зметки Ирен Немировски о том, как она задумывала продолжить свой роман. Возможно, если бы судьба была к ней более благосклонна, у нее действительно получилось бы произведение, достойное называться шедевром классической литературы, цельное, мощное, завершенное. Но все сложилось так, как сложилось, и осталось ощущение недосказанности. Не кривя душой, не могу поставить более высокую оценку роману только из-за трагической судьбы автора, хорошая книга, но ровная, не вызвавшая особых эмоций.

Книга прочитана для путешествия "Вокруг света", а также, с опозданием, в группе "Читаем классику вместе".

admin добавил цитату 2 года назад
Мадам Перикан обошла еще несколько магазинов, но продуктов нигде не было. В городе все смели беженцы. У привокзального кафе ее нагнал Юбер. Комнат он не нашел.
— Еды нет, во всех магазинах пусто! — с ужасом сообщила мать.
— По крайней мере, в двух я видел полно товара!
— Да ну? Неужели? Где же?
Юбер рассмеялся от души.
— В одном торгуют роялями, в другом — гробами.
— Как ты глуп, мой мальчик! — рассердилась мать.
admin добавил цитату 2 года назад
Лучший способ не чувствовать себя виноватым — доказать обиженному, что он сам во всем виноват.
admin добавил цитату 2 года назад
В начале войны она пламенела любовью к родине и ненавистью к немцам, правда, не оттого, что немцев ненавидела больше других чужаков — в ее глазах любые иноземцы заслуживали неприязни, недоверия и презрения, — но и патриотизм, и германофобию, как потом антисемитизм и преданность маршалу Петену, она воспринимала как некий театр, и сердце ее трепетало. В тридцать девятом году в школе она прочла перед больничными сестричками, горожанками и богатыми фермершами несколько лекций о психологии гитлеровцев, изображая всех без исключения немцев сумасшедшими, садистами и преступниками. После разгрома она не сдала своих позиций; гибкости и подвижности ума, необходимых для того, чтобы мгновенно сориентироваться и повернуться на сто восемьдесят градусов, у нее не было. В те времена она самолично печатала на машинке и распространяла в десятках экземпляров по деревням знаменитые предсказания святой Одили, обещавшей к концу 1941 года полное уничтожение немцев. Однако время шло, 1941 год кончился, а немцы не только никуда не исчезли, но и назначили виконта мэром городка, виконт, став официальным лицом, был вынужден разделять взгляды правительства и с этих пор стал склоняться к политике коллаборационизма, иначе говоря, сотрудничества с оккупантами. Вслед за мужем пришлось и мадам де Монмор, оценивая события, разбавлять свой уксус сладкой водичкой. В гостиной Анжелье она тоже вспомнила, что не вправе поощрять дурные чувства по отношению к победителям, тем более что и Иисус Христос заповедал нам любить врагов...
admin добавил цитату 2 года назад
— Я — солдат, мадам, солдаты не думают. Мне скомандуют: шагом марш туда, — я шагаю туда. Сражайтесь — я сражаюсь. Убейте себя — умру. Размышления помешали бы вести бои и сделали смерть куда страшнее.
— Но воодушевление…
— Простите, мадам, воодушевление — слово из женского словаря. Мужчины, исполняя свой долг, не нуждаются в воодушевлении.
admin добавил цитату 2 года назад
Под окнами Люсиль целый день шли крестьяне и лошади. Она зажимала себе уши, чтобы больше не слышать топота. Она не желала ничего знать. Хватит с нее войны, ее горя, ее печалей! Они переворачивали ей душу, надрывали сердце, не позволяли быть счастливой. Да, несмотря ни на что, счастливой, Господи! «Конечно, идет война, — рассуждала она сама с собой, — томятся в лагерях узники, рыдают вдовы, нищета, голод, оккупация. И что же? Что я делаю плохого? Он самый почтительный друг. Книги, музыка, долгие разговоры, наши прогулки в лесу де ла Мэ. Мысль о войне, о всеобщих несчастьях вызывает в нас чувство вины. Но он в этих несчастьях виноват ровно столько же, сколько я. Война — не наша вина, и пусть нас оставят в покое. Пусть нас оставят!» Люсиль временами пугалась и изумлялась собственной непокорности — она бунтовала против мужа, свекрови, общественного мнения, против «роевого сознания», как говорил Бруно. Против жужжащего, злобного роя, подчиняющегося неведомым целям. Она ненавидела этот рой… «Пусть они делают, что хотят, но и я буду делать, что хочу. Я хочу быть свободной. Я не требую внешней свободы — свободы путешествовать, покинуть этот дом (неужели возможно такое невообразимое счастье?!), я хочу свободы внутренней — жить по-своему, дорожить своей жизнью, а не жизнью роя. Ненавижу общественный дух, которым нам прожужжали все уши. Немцы, французы, голлисты сходятся в одном: нужно жить, думать, любить заодно со всеми, заодно с государством, страной, партией. Боже мой! А я не хочу! Я — жалкая бесполезная женщина, я ничего не знаю, но я хочу быть свободной. Мы стали рабами, — продолжала она про себя, — война послала одних туда, других сюда, нас лишили спокойствия, лишили куска хлеба, так пусть, по крайней мере, у меня останется право разбираться с судьбой, которая мне досталась, смеяться над ней, противостоять ей и, если достанет сил, избежать ее. Рабство? Лучше знать, что ты — раб, чем трусить за хозяином, как собака, и считать, что ты свободен. Они даже не понимают, что томятся в рабстве, — подумала Люсиль, вновь прислушиваясь к топоту лошадиных копыт и шарканью человеческих ног, — и я уподоблюсь им, если сострадание, солидарность, «роевое сознание» принудят меня отказаться от счастья». Ее дружба с немцем, тайна, скрытый мир во враждебном недобром доме — Боже мой! — как же это было сладко! Она чувствовала себя полноценным человеком, гордым, свободным. Она не пустит к себе никого, никому не позволит попирать свою территорию.